Ненавижу свой невроз

Бесит мой невроз!

Психолог, Кандидат психологических наук

Психолог, Гипнолог Мастер НЛП

Врач-психотерапевт, Скайп-терапевт Депрессия ПА-ВСД-ГТР

Психолог, Кандидат психологических наук

Психолог, Гипнолог Мастер НЛП

г. Гродно (Беларусь)

Психолог, Консультант Клинический психолог

Врач-психотерапевт, Скайп-терапевт Депрессия ПА-ВСД-ГТР

Психолог, Супервизор, Глубинная терапия психосоматика

Психолог, Гипнолог Мастер НЛП

Психолог, Консультант Клинический психолог

Врач-психотерапевт, Скайп-терапевт Депрессия ПА-ВСД-ГТР

Врач-психотерапевт, Скайп-терапевт Депрессия ПА-ВСД-ГТР

Психолог, Семейный психолог гештальттерапевт

Сейчас на сайте

Психолог, Консультант Клинический психолог

Врач-психотерапевт, Скайп-терапевт Депрессия ПА-ВСД-ГТР

Использованные источники: www.b17.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Астено-депрессивный невроз это

  Симптомы невроза по ночам

  Невроз признак шизофрении

Как избавиться от невроза?

Про лекарства от невроза и внутренний конфликт

Когда говорят о неврозе или невротических состояниях, то в первую очередь обращают внимание на некий внешний конфликт, вызвавший у невротика стресс и появление симптомов, причиняющих страдания и осложняющих жизнь не только невротику, но и его близким: вспышки раздражительности, перевозбуждения, подавленности и уныния, навязчивые действия, мысли, страхи и пр. Невроз может и не проявляться какими-то отклонениями в поведении человека, но при этом он может находить выход на соматическом уровне: обмороки, тики, параличи, головные, сердечные боли, сердцебиения, головокружения, нарушения работы желудочно-кишечного тракта, повышение или понижение давления (врачи называют это вегетососудистая дистония), нарушения в сексуальной, детородной сфере и т.д.

Общее для всех этих симптомов то, что врачи не могут найти никаких повреждений внутренних органов. С физической точки зрения, человек здоров. По данным статистики среди пациентов поликлиник, такие больные составляют до 40% от общего количества обращающихся за помощью. В 19 веке, до открытия Фрейдом психоанализа, и выделения невроза как отдельного заболевания, отграниченного с одной стороны от нервных болезней (эпилепсия, болезнь Паркинсона), а с другой стороны от психозов, таких больных врачи считали симулянтами. Но при неврозе человек испытывает порой жесточайшие страдания. Никаких лекарств для лечения невроза у медиков тогда не существовало. Нет таких лекарств и сейчас. Тем не менее, как и во времена Фрейда, невроз пытаются лечить гипнозом, аутотренингом, хвойными ваннами, электромассажем, различными фармпрепаратами, гомеопатическими средствами, и ещё более смешными, бесполезными и экзотическими методами. Смешно это выглядит, поскольку такое врачевание демонстрирует игнорирование, либо непонимание природы невроза, его источников. Конечно, если бы предлагаемые методы не давали эффекта, то они не находили бы спроса совсем. Эффект бывает — симптомы могут уйти. Но это происходит не вследствие особенностей перечисленных подходов, а в результате действия эффекта плацебо, а также (в случае лечения больного в клинике) за счёт того, что он больше не подвергается стрессу, вызвавшему появление симптоматики. Симптомы ушли — и хорошо! Но беда в том, что при следующей стрессовой для невротика ситуации они вновь возвращаются, бывает в прежнем, а бывает в ином виде. Стрессов избежать невозможно, поскольку стресс у невротика, как и у всех людей, вызывают ситуации, связанные с вызовом, который предъявляет человеку жизнь, реальность на пути взросления, зрелости, старости (отрыв от груди, детсад, школа, институт, работа, отношения с противоположным полом, создание семьи, рождение детей, смерть близких и т.д.). Но, в отличие от нормальных людей, невротик не может принять этого вызова, уклоняется от него, находит тех, кто защитит его от жизни.

Внешние ситуации, из-за которых невротик выходит из строя, провоцируют дремлющий внутренний конфликт. Это конфликт между мощным инцестуозным (кровосмесительным) желанием, и таким же мощным запретом на реализацию этого желания.

Причём, осознание этого желания тоже находится под запретом внутренней цензуры. Такая вот получается загогулина: не просто нельзя чего-то хотеть, а даже и думать нельзя о том, чего хотелось бы.

Поэтому часто на вопрос: «Чего он хотел бы?» невротик ничего вразумительного ответить не может, либо говорит, что он хотел бы как раз это понять: что ему хочется?

Когда-то это желание возникло в сознании и, натолкнувшись на запрет цензуры, было вытеснено в подсознание, но оттуда оно никуда не ушло, а, напротив, стремится вырваться на сцену сознания, подобно пробке, погружённой в воду. Для того чтобы желание не всплыло и оставалось неосознанным цензура забирает много энергии (поэтому невротики часто жалуются на переутомление, упадок сил). Однако, что-то, в замаскированном виде всё же прорывается в сознание во снах, когда цензура ослаблена, либо в виде различных симптомов, в оговорках, ошибочных действиях.

И всегда за этим можно найти намёки, как на вытесненное желание, так и на наказание за это желание. Классический пример конца 19 века: женщина, падающая в обморок при виде мужчины, который вызывает у неё недопустимое желание. Этим она обращает внимание на своё соблазняющее мужчину тело, а он подхватывает её, обнимая (запретное удовольствие), но, при этом, она ничего не помнит потом (наказание за удовольствие). Иными словами, симптом — это компромисс между запретным желанием и наказанием за него.

Тайный союз запретных желаний

Конфликт этот формируется в раннем возрасте (до 5 лет) ребёнка и обусловлен отношениями между ним и его родителями. Взросление и развитие любого ребёнка, начиная с первых дней жизни, сопряжено с постепенным отделением от родителей и ростом способности самому заботиться о себе и своих потребностях и желаниях. Родители, их отношение к ребёнку и между собой могут способствовать такому отделению, а могут тормозить, либо совсем приостановить его. Я имею в виду эмоциональное развитие и, прежде всего, осознание своих желаний и желаний своих родителей. Если ребёнок (да и взрослый тоже) не понимает, чего он хочет, он не может развиваться. Ему остаётся лишь удовлетворять чужие желания, служить чужим целям.

Торможение происходит, если родители используют ребёнка для решения своих неразрешённых конфликтов, втягивают его в свои отношения, заставляя его удовлетворять свои взрослые желания.

Например, женщина, разочарованная и несчастливая в своих супружеских отношениях с мужем, может компенсировать свою неудовлетворённость отношениями с маленьким сыном, соблазняя и привязывая его к себе. Она может укладывать его с собой в постель, вместо мужа (или между собой и мужем), кормить грудью лет до 3-х, тормозя развитие речи ребёнка (затыкать ему рот грудью), мыть его в ванне лет до 10 и т.д. Конечно, всё это она будет объяснять рациональными причинами, заботой: «Он без меня боится спать, он не хочет расставаться с грудью, он сам себя не помоет так хорошо, как я его». Но за этими объяснениями спрятано тайное удовольствие от отношений с ребёнком (он ласкает её тело, она его). Конечно, это удовольствие есть и в нормальных отношениях: разве не похожи взаимные ласки младенца и матери на отношения двух любовников? Но для отношений будущего невротика и его матери характерны чрезмерная стимуляция, перевозбуждение матерью своего сына с одной стороны и её неудовлетворённость отношениями с мужчиной с другой стороны. Когда такая мама жалуются на гиперактивность первоклассника-сына, может выясниться, к примеру, что она делает с ним уроки, держа его у себя на коленях, либо ложится с ним в постель почитать сказку на ночь и т.п. Ребёнок пытается справиться с постоянным перевозбуждением, провоцируемым мамой, с помощью гиперактивности. Если мама вернётся к мужу и оставит сына в покое, пройдёт и гиперактивность.

Что происходит с ребёнком, когда его перевозбуждают?

Он оказывается в плену у своих детских желаний, разжигаемых матерью: не расставаться с мамой, быть для неё важнее отца, исключить его из этих отношений. Это тайный, инцестуозный (кровосмесительный) и неосознаваемый союз между матерью и сыном.

Инцестуозные желания возникают у всех детей в этом возрасте, но, если отношения между родителями нормальны, ребёнок может высказывать свои инцестуозные желания вслух (мальчик в 3–5 летнем возрасте мечтает жениться на маме, девочка хочет выйти замуж за папу), а родители помогают ему пережить горе и разочарование, связанное с несбыточностью этого желания и необходимостью взросления и ухода из семьи на поиски своего счастья за пределами семьи.

Но для будущего невротика всё осложняется тем, что про эти самые желания запрещено говорить, а значит и чувствовать их. В то же время, перед ним стоит непосильная задача — осчастливить неудовлетворённую в своей взрослой жизни мать (а девочке отца), он слишком мал для этого и сам нуждается не столько в материнском (или отцовском) соблазнении, сколько в твёрдости и авторитетности позиции отца, как главы семьи. Ему нужна не соблазняющая его мать (отец), а любящие и удовлетворённые друг другом родители. Лишь когда мальчик поймёт, что он не соперник отцу (а девочка — не соперница матери), тогда он сможет смириться, разлюбить, оставить её и пуститься на поиски другого объекта любви, своей сверстницы.

Отрава и яд невротических отношений в том, что мать ставит сына на место отца (при попустительстве или бегстве отца из отношений с женой) и перекладывает на него ответственность за своё женское счастье, что приводит уже взрослого невротика к тому, что он всякий раз будет чувствовать себя виноватым, если позволит себе увлечься чем-либо или кем- либо. Он остаётся влюблённым в мать и хочет её, но знание об этом от его сознания скрыто. Даже если ему и удастся создать семью, отношения с супругой незаладятся, поскольку сердце его принадлежит матери. Сексуальные отношения тоже в той или иной степени оказываются под запретом, поскольку нагружены виной и страхом наказания за запретное влечение к матери (можно сказать, что свой пенис мужчина-невротик передаёт в распоряжение матери), что может приводить к импотенции. Невротичные женщины, имевшие в детстве подобные взаимнособлазняющие отношения со своими отцами, страдают потом от фригидности, ложного бесплодия и т.п.

О любви не говори

Понятно, что такие отношения с детьми возникают у родителей, которые сами страдают от невроза, порой, передаваемого, из поколения в поколение. Поэтому, невроз никогда не бывает индивидуальным, он всегда семейный. Невротичные, незрелые родители устанавливают в семье невротичную систему отношений, которая может быть тщательно скрыта от постороннего взгляда (нельзя сор из избы выносить). Главная тайна невротичной — семьи родители несчастны друг с другом, но об этом нельзя говорить, нельзя об этом знать и ребёнку. В доме повешенного о верёвке не говорят! (очень ярко такая семья показана в фильме «Маленькая Вера»).

Невроз в таких отношениях передаётся ребёнку посредством системы скрытых (тайных) запретов и посланий:

  • По умолчанию запрещено говорить не толькообо всём, что относится к сексуальному, но иобо всём, имеющем отношение к какой-либо воображаемой жизни. Сюда входят семейные секреты, запреты и табу на такие темы как: усыновление, внебрачные братья и сёстры, аборты, инцест, попытки суицида, самоубийства, измены, венерические болезни, тюремное заключение кого-либо из близких, да и просто любые внешние события, рискующие нарушить привычный адаптивный стиль семьи и её обычаи. К примеру, в таких семьях многие дети не могут говорить с родителями о своих болячках, об окружающих событиях, о друзьях и одноклассниках, о появлении месячных и т.п.
  • Парадоксальные послания ребёнку со стороны взрослого. Например, мать говорит своему сыну-подростку: «Здоровый парень, тебе давно пора за девочками бегать!» Если же она обнаруживает, что он увлёкся девочкой: «И где ты такую нашёл только!» Или отец говорит своей взрослеющей дочери: «Я обеспечу твою самостоятельность!» За этими высказываниями скрывается два невысказанных посыла: «Ты прекрасно знаешь, что хорошо тебе может быть лишь со мной!», «Словам верить нельзя!», потому что внешние словесные сообщения ставят ребёнка в тупик и лишают слова своего смысла. Получается: свобода = рабство, любовь = ненависть и т.п. Здесь самое важное не внешнее, а внутреннее, невысказанное послание родителя, направленное на закрепление зависимости: «Ты мой раб!» Взрослый пользуется ребёнком, его зависимостью от него, как алкоголик спиртным.
  • Изъятие имени и образа отца ребёнка в голове матери. Отсутствие мужа, то есть отца ребёнка в семье, при этом вовсе необязательно. Он может присутствовать, но его значение для ребёнка полностью нивелируется матерью, в пользу придания себе большей значимости и исключительности для ребёнка. Это приводит к наиболее серьёзным и тяжёлым неврозам, поскольку для ребёнка нет никого более, кто мог бы освободить его от оккупации матерью. По словам Лакана: «Такая мать для ребёнка, подобна разинувшему зубастую пасть крокодилу, и лишь отцовский пенис, вставленный в эту ненасытную пасть, может спасти ребёнка!»

Всё в комплексе (скрытые запреты и бессловесные послания) вызывают у ребёнка чувство любо-ненависти к родителям (по выражению французских психоаналитиков). Он оказывается, таким образом, заключён в возлюбленную тюрьму (Серж Леклер), а внешний мир из этой тюрьмы выглядит пугающим и вызывает ужас своими соблазнами, чертями, во многом, благодаря проекции во внешний мир того, что происходит в семье, но о чём нельзя ни знать, ни говорить.

Вырваться из этих отношений ему без посторонней помощи невозможно. Возможным оказывается лишь воспроизводить этот же стиль уже в своей семье, если даже её и удастся создать. Что касается лечения невроза, то стоит ещё раз с благодарностью напомнить о гении и бесстрашии З. Фрейда, бросившему вызов буржуазной и врачебной морали общества 19 века своими открытиями и пониманием природы тайн человеческой психики, посвятившему всю свою жизнь разработке, обоснованию и созданию метода лечения неврозов психоанализу.

Использованные источники: samopoznanie.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Срыв и невроз

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

Как поладить с собой, если вы невротик?

Невротические черты можно найти в характере многих успешных людей — от Альберта Эйнштейна до Вуди Аллена. Нервозность может подталкивать к поиску лучшего и постоянной работе над собой. Но она же может превратить в затворника, если не держать ее в узде.

Звонок в дверь. Спокойно, это всего лишь проверка счетчиков. А что, если у них нет с собой бахил? Куда подевались гостевые тапочки? Нет, эти нельзя — они с дыркой. А где деньги? Черт, в кошельке только мелочь — как же расплатиться с мастером? Опять краснеть, оправдываться.

Жить с нейротизмом тяжело — пустяковые проблемы приобретают драматическую окраску. Случайная перепалка в транспорте может испортить весь день, а пропущенный день рождения знакомого — стать поводом никогда больше с ним не разговаривать (от стыда, конечно).

Исследователи темперамента определяют нейротизм как чувствительность к негативным эмоциям. Она может быть пониженной — тогда человек будет хорошо владеть собой, но при этом быть грубоватым и нечутким. А при высоком нейротизме у человека постоянно присутствует фоном некоторая тревожность. Обычно она не доставляет проблем, но сильные потрясения и постоянный стресс могут превратить ее в невроз — а это уже болезнь.

Склонность к повышенному нейротизму проявляется уже в раннем детстве. Таких детей легко отличить от остальных: они боятся незнакомых людей или необычной обстановки, не любят яркий свет, громкие звуки и суету. Со временем к этому добавляется боязнь критики, конфликтов и неопределенных ситуаций, в которых нужно быстро думать и импровизировать.

Если вы склонны к нейротизму, вы плохо переносите энергозатратные эмоции вроде гнева и тревоги

Вы пытаетесь избежать их — и в результате кажетесь пассивными, нерешительными, бесцветными. Такие люди упускают свои шансы, попадая в сценарий вечных «непобедителей» (как их называл психолог Эрик Берн) — людей, которые трудятся до седьмого пота, но не могут продвинуться дальше руководителя отдела. Попасть на вершину им мешает собственная зацикленность на негативе.

Игнорировать или подавлять свои переживания бессмысленно — так вы рискуете расстроить свою психику. Обсессивно-компульсивное расстройство возникает именно как попытка справиться с навязчивыми мыслями. «Проблема не в том, что мы испытываем много негативных эмоций, а в том, что мы позволяем им овладевать нашими мыслями и поступками», — объясняет психолог Ребекка Скиннер, автор книги «Справочник по особенностям темперамента». Лучший способ справиться с чувствительностью к негативным эмоциям — научиться работать с ними.

Что делать?

Заменяйте «негативный» на «трудный»

Проблема не исчезнет, если мы просто поменяем слова. Но это действие носит «разрешающий» характер: мы меняем образ чего-то отталкивающего и пугающего на более нейтральный. Трудный не значит невозможный. Трудный — значит лишь, что нам придется пройти некоторый путь. Возможно, мы станем сильнее, если справимся с этим переживанием. Так или иначе, у нас уже не будет повода избегать его.

Настройтесь на приключения

Психотерапевт Луис Козолино, автор книги «Почему терапия работает», утверждает, что одна из самых больших опасностей для невротика — упустить самое интересное в жизни из-за своей тревожности. Представьте, чего вы лишаетесь, боясь выходить из дома: общения с прекрасными людьми, путешествий, ощущения полноты жизни.

Если описывать свои чувства на бумаге, можно избавиться от симптомов тревожности

Что делать? Развивать умение рисковать. Делать вещи, которых вы бы никогда не сделали, и практиковать это постоянно. Страх первого шага — самый трудный (не негативный!) момент, который нужно преодолеть. Попробуйте заменить его любопытством. Как будто вы исследователь, а мир вокруг — незнакомая планета, на которой вам предстоит освоиться.

Научитесь анализировать свое состояние

Как ни странно, именно пристальное внимание к своим мыслям и эмоциям может помочь ослабить их власть над разумом. Умение точно различать и называть эмоции не дает им спутаться в темный зловещий клубок. Работать с конкретным чувством неловкости из-за предстоящей встречи с работодателем проще, чем с чувством стыда за свое существование перед всем миром.

Выражайте чувства словами

Сам процесс называния чувств приносит облегчение. Эксперименты психолога Джеймса Пеннебейкера показали, что экспрессивное письмо (описание своих чувств на бумаге) в течение 20 минут на протяжении трех дней помогает снять симптомы депрессии и тревожности.

Ослабьте контроль над мыслями

Коллега не придержал для вас двери лифта. Вы лихорадочно перебираете в памяти: может, подвели его в прошлом? Не поздоровались вчера? Или дали какой-то другой повод вас ненавидеть? На самом деле, может, он просто сильно спешил. Или не заметил вас. Или просто был чем-то раздражен. Так или иначе, у вас нет повода считать, что он гневается именно на вас.

Вы не можете знать, что творится в голове другого человека, — так не беспокойтесь об этом

В ситуациях, когда вы зацикливаетесь на толковании какой-нибудь ситуации, вспомните о диспозиционной осознанности. Это состояние, при котором вы исходите только из той информации, которая вам доступна. Вы не можете знать, что творится в голове другого человека, — так не беспокойтесь об этом. Вы и не обязаны этого знать. Как только вы чувствуете, что начинаете фантазировать, мысленно отсейте точные знания от предположений и придерживайтесь только первых.

Уйти нельзя остаться: «Я прожила с абьюзером 20 лет»

Годами подвергаться психологическому насилию (абьюзу) и ничего не предпринимать? Со стороны такая ситуация кажется как минимум странной. Мать шести детей, блогер Дженнифер Уильямс-Филдс о том, что мешало ей разорвать отношения с мужем-абьюзером.

Что вам нужно знать об интровертах: 11 ярких черт

«Конечно, интровертом быть непросто. Иногда мысли о том, что я сконструирован как-то иначе, посещают меня по несколько раз на дню», — рассказывает блогер Томас Кюглер. Но из его описания в конце концов получается очень симпатичный образ.

Использованные источники: www.psychologies.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Астено-депрессивный невроз это

  Предрасположение к неврозу навязчивости

«Навязчивый» невроз

Невроз навязчивых состояний – весьма распространенная форма невроза. У людей, страдающих им, обычно возникают навязчивые мысли, страхи, движения. Причем фобии (навязчивые страхи) оказываются наиболее частыми. Нередко навязчивый невроз возникает в результате каких-либо психических травм. При этом сами «невротики» считают свои страхи болезненными, часто осознают их нелепость, пытаются бороться с ними, но вот избавиться самостоятельно не могут.

Искусство побеждать

Поскольку немалое число фобий развивается на фоне снижения самооценки, многие (особенно высокоинтеллектуальные) люди способны справляться с ними и без помощи психотерапевтов. Им нужно лишь любыми способами повысить самооценку. И не забывать о занятиях спортом, воспитывающих смелость и веру в собственные силы. Особенно эффективны коллективные игры, туризм, борьба.

Если фобии беспокоят на фоне снижения настроения, рекомендуется включать в свой пищевой рацион такие вкусные антидепрессанты, как изюм, виноград, айва, бананы и ароматические травы.

Существуют и специальные психологические приемы борьбы с навязчивыми страхами:

  1. На отдельных бумажках следует записать каждый из своих страхов. Если на одной из них будет написано: «Боюсь насмешек над своим внешним видом», эту записку нужно положить или повесить возле самого большого в квартире зеркала. Бумажку с записью: «Стесняюсь и боюсь разговаривать с незнакомыми людьми даже по телефону и звонить им» – нужно укрепить возле телефонного аппарата. А вот бумажку, на которой начертано: «Боюсь насекомых», лучше всего поместить рядом с засушенным жуком либо бабочкой (они продаются в зоомага­зинах и сувенирных лавках). По нескольку раз на день натыкаясь взглядом на эти «бумажные признания», обязательно устраивайте комические мини-представления, хохоча и издеваясь над телефоном, жуком, бабочкой либо корча себе рожи в зеркале. И постепенно насыщенность ваших тревожных и фобических переживаний начнет ослабевать, гаснуть, а ваше настроение – улучшаться.
  2. Можно изобразить свои навязчивые страхи в виде забавных, нелепых рисунков. А потом, украсив ими стены своей квартиры (или кабинета), также несколько раз в день потешаться над этими «шедеврами изобразительного искусства», а значит – и над своими фобиями, делая их все менее и менее страшными.
  3. Встаньте лицом к середине комнаты (в которой никого, кроме вас, не должно быть), представив себе, что пугающая проблема находится в этом помещении на некотором расстоянии от вас. Пойдите в направлении нее, наступите на нее, а потом – перешагните через нее. Повторите это несколь­ко раз. Скорее всего, поначалу ваше сердце будет ускорять свое биение по мере приближения к вашему страху. Но когда вы перешагнете через страшащую вас проб­лему и вернетесь на место, то наверняка начнете чувствовать определенное облегчение. Повторяйте это несложное упражнение несколько раз в день и постепенно вы избавитесь от мучившей вас еще недавно проблемы.
  4. И еще можно «занюхать» свой страх, накапав 2–3 капли эфирного масла лимона (или мяты, или ромашки) на свой носовой платок: вдыхая периодически эти запахи, вы будете успокаиваться, начнете приобретать уверенность. Если же вы капнете на платок каплю сандалового масла, его сладкий и резковатый запах будет не только успокаивать вас, но и снимать тревоги, заодно улучшая и ваше настроение.

Использованные источники: pharmvestnik.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Срыв и невроз

  Ладошки невроз

  Эпилепсия и невроз лечение

Ненавижу свой невроз

(публикую по мотивам этого треда)

Откуда взялся невроз

Моя история началась 6 лет назад. Тогда мне было 25 лет – я заболела тяжелым гриппом, потом стало болеть то одно, то другое — начались мои долгие хождения по врачам.

Среди прочего я жаловалась на проблемы с животом, но врачи на мои жалобы особо внимание не обращали. В конечном счете причина мучивших меня болей в боку были найдена – на это, правда, ушло несколько лет. Мне сделали операцию, постхолецистический синдром – живот все еще болит, проблемы с походом в туалет все еще есть – мне хочется в туалет внезапно и очень остро, что в некоторых ситуациях достаточно неудобно, но отношусь к своему здоровью я совершенно иначе. Если бы врачи поставили мне диагноз раньше, раньше бы сделали операцию, то мое состояние сейчас было бы гораздо лучше.

Тогда же состояние мое ухудшалось постепенно: сначала на фоне того, что постоянно что-то болело, мне просто не хотелось далеко уходить от дома. Я отказывалась куда-то ехать, доходило до истерик. Таких случаев становилось все больше.

Я избегала выходить на улицу, думая, что вдруг где-то там заболит живот, я не смогу пойти в туалет. Невроз, а это был он, прогрессировал, если сначала я ездила на работу и куда-то еще, то потом я не только почти перестала выходить из дома, но и много плакала, расстраивалась, что со мной что-то не так.

Помощь была необходима

Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, я приняла решение отправиться в психоневрологический диспансер. Там меня принял довольно молодой врач, который диагностировал у меня вегетососудистую дистонию, диагноз, отсутствующий во всех странах, кроме стран постсоветского пространства, и прописал антидепрессанты. Так как психотерапия назначена не была, то особой пользы от лекарств не было – тревогу они не снимали, зато все побочные эффекты проявились во всей красе. Невроз тот врач не выявил.

Прекрасно помню свою первую паническую атаку – тот, кто испытал такое, забыть ее не сможет. Мы с моей коллегой спустились в метро, чтобы поехать в торговый центр. У меня очень сильно заболел живот, мне срочно нужно было в туалет – тогда я успела выйти и зайти в кафе. Но буквально через пару дней, снова в метро, вновь произошла паническая атака – несмотря на то, что живот не болел, меня очень сильно трясло, холодели руки, бил озноб.

Стало ясно, что мне нужен какой-то другой специалист. Так как я почти не выходила из дома, то выбор врачей ограничивался довольно узким кругом подходящих мне специалистов, специализировавшихся на борьбе с паническими атаками, которые принимали недалеко от моего дома.

Мы стали работать с Екатериной, которая принимала буквально в соседнем дворе. К тому моменту мой невроз в острой форме длился уже четыре года. Его появлению способствовал и мой невротический склад личности, а предпосылки были еще в детстве. В целом, мой невроз был со мной всегда, но если до этого я могла с ним жить, то, когда он перешел в острую форму, жить с ним я не смогла.

Комментарий психолога: На первую консультацию Даша не смогла прийти сама, на тот момент паническое расстройство было настолько сильным, что она испытывала трудности самостоятельно выйти из дома и перейти улицу. В связи с эти первая наша встреча состоялась у нее дома. Несмотря на то, что Даша активно искала помощь в течении нескольких лет, она совершенно ничего не знала о том, что с ней происходит. Отсутствие понимания причин и механизмов болезни многократно усиливали страх. Поэтому первую консультацию мы почти полностью посветили изучению порочного круга панической атаки, механизмов формирования панического расстройства, а также рассмотрели самые страшные варианты развития событий. Первая наша встреча уже имела эффект, Даша самостоятельно смогла доехать на общественном транспорте к рекомендованному врачу-психиатру за получением фармакологической поддержки (в Дашином случае она была целесообразной, учитывая длительность и тяжесть состояния).

Я научилась понимать свой невроз

Обратившись к психотерапевту, я хотела сделать свою жизнь более нормальной, а самой стать более самостоятельной – ездить в магазины, парки, путешествия без чьей-либо помощи. Уже через несколько недель после начала лечения – я принимала антидепрессанты и проходила психотерапию – я стала выходить из дома и передвигаться по району, вскоре начала ездить и на метро.

Я научилась понимать себя и свой невроз. Этому способствовало, например, то, что я вела специальный дневник, в который записывала где и когда я испытала чувство тревоги, а также возможные причины развития этого состояния.

Постепенно негативные мысли замещались рациональными объяснениями, а сам невроз из большого манипулятора превратился в маленького червячка. Примерно через полгода терапии мы с мужем отправились в длительную поездку – полетели на Бали с пересадкой. До этого такое путешествие казалось мне невозможным.

Мои близкие поддерживали меня в моем решении обратиться к специалисту, однако мама, старшее поколение, в какой-то момент приняла психотерапию в штыки – в ее ходе обнаружилось, что мама и сама виновата в части проблем, вызвавших невроз. Впрочем, решать проблемы с родителями необходимо на семейной психотерапии, к которой мама моя еще не готова.

Комментарий психолога: Когнитивный дневник – это одна из основных техник когнитивно-бихевиоральной психотерапии, позволяющая выявить и скорректировать ошибки мышления. В основе панического расстройства лежит преимущественно катастрофическое мышление, когда человек из всех возможных вариантов развития событий выбирает самый страшный. Такой способ интерпретации событий естественно приводит к значительному повышению тревоги.

Избавиться от невроза можно

У моего невроза есть органическая причина – колики продолжаются, а я хожу к специалистам, чтобы контролировать свое состояние. Из-за моих проблем с ЖКТ я не могу полностью вылечиться, но мне удалось научиться принимать себя такой и жить с этим.

Если невроз связан с органической причиной, как это произошло в моем случае, то нужно ее искать. В моем случае было неясно – у меня болел живот из-за того, что мне страшно (а такая боль может быть очень сильной) или же эта боль связана с приступом.

В любом случае, если есть органическая причина невроза, нельзя терпеть боль, списывая ее на психосоматику. Необходимо ходить к профильным специалистам, найдя тех врачей, с которыми вам будет комфортно.

Если есть желание невроз вылечить – избавиться от него действительно можно. Невроз сильно снижает качество жизни, если ты не можешь выйти из дома, то это значит, что ситуация уже очень серьезная. Если кажется, что нужна помощь, то значит действительно нужно пойти к специалисту.

Хороший специалист – это тот, с которым у вас есть доверие. Это, кстати, касается врачей любых специальностей. Если психотерапевт по каким-то причинам не нравится, это значит, что нужно искать другого. Если есть сомнения, идти ли к этому специалисту, то идти к нему не нужно. Адекватный психолог может посоветовать коллегу всегда или с другой специальностью, или другим ценником.

Врач должен уже во время первой встречи рассказать об основных вещах – о том, что такое паническая атака, почему она возникает, рассказать о дыхательных техниках, с помощью которых с атаками можно бороться.

Но врач не сможет выздороветь за тебя. Не помогут и просто лекарства: они могут выполнять роль костылей при неврозе в острой форме, но необходимо и самому приложить усилия, чтобы выздороветь, например, заставлять себя выходить из дома, возвращая себе самостоятельность.

Во время лечения я столкнулась с несколькими проблемами. Например, мне было очень страшно отменять антидепрессанты. Казалось, что достигнутый эффект связан с таблетками, а не с моей собственной работой. Очень важно, чтобы врач объективно оценивал достижения пациента – отмечал улучшения, прогресс. И мой психотерапевт именно так и делал.

Победа над неврозом – личностное достижение, победа над собой. Это удается не каждому: купить машину легче, чем преодолеть себя. Я считаю, что этим можно гордиться и горжусь этим!

Комментарий психолога: Не смотря на все сложности описанные Дарьей, ее выздоровление шло очень быстро. Даша по-настоящему хотела выздороветь и прилагала к этому титанические усилия, активно участвовала в терапевтическом процессе, выполняла все домашние задания. Уже через короткое время страхи уменьшились, панические атаки прекратились, Даша смогла самостоятельно передвигаться по городу, пойти учиться и даже путешествовать по миру. Сейчас ее жизнь не отличается от жизни людей никогда не сталкивавшихся с паническими атаками. И это – безусловно повод для гордости!

Использованные источники: pikabu.ru

Похожие статьи