Сильный невроз как жить

Есть ли жизнь после невроза?

Казалось бы – очевидный ответ: да, конечно, есть жизнь. Лучше чем до. Но все не так очевидно.

Такой странный вопрос может возникнуть в процессе работы с психологом. В какой то момент человеку становятся очевидны перекосы и перегибы в его жизни и он созревает что-то поменять: уйти из неудовлетворяющих отношений, перестает волочить на себе все проблемы «за себя и за того парня» на работе и т.д. – подставьте свой вариант.

Человек замедляется при принятии решений, становится менее реактивен, перестает безуспешно пытаться сделать всех счастливыми. Начинает о себе заботиться, вообще начинает лучше к себе относиться. И закономерно меньше страдает и нервничает.

А страдание — вообще очень важная деятельность, она занимает много времени и сил и прекрасно конституирует жизнь. Всегда есть чем заняться, если умеешь страдать.

То что я описываю — особенно касается высокомотивированных клиентов, «вершителей собственных судеб», приходящих к психологу за реальными изменениями, нацеленных на результат. С такими клиентами быстро возникает рабочий альянс и сопротивление особо не беспокоит. Стоит ли говорить, что таких клиентов психологи любят – они способны на благодарность и дают психологу ощущение смысла, того, что в жизни клиента происходят позитивные перемены – а это хорошо.

Вообще, позитивные перемены – это хорошо – истина пока не подвергаемая сомнению.

Такой клиент «работает над собой», гордится этим и всячески рекламирует психотерапию. Казалось бы, живи да радуйся. Но впереди ждет один этап в терапии, который становится неожиданным для таких клиентов. На нем мне бы и хотелось заострить внимание.

Итак, авгиевы конюшни расчищены, страдание отпустило, тревоги меньше и психическая жизнь стала стала более равномерной. Часть личности, наблюдающая за эмоциональной жизнью, хорошо прокачалась и помогает не тратить на эмоциональные колебания огромные ресурсы.

Враги отступили, битва либо выиграна либо проиграна, выводы сделаны и пережиты. Произошли реальные изменения и адаптация к ним.

И в какой то момент обнаруживается, что не очень понятно как дальше собственно жить, как жить, если невроз более не управляет – как жить, если не получается легко и непринужденно выбирать неподходящих партнеров, как жить, если не спасать других, а дать им спасаться самостоятельно, как жить, если нет желания доказывать свою состоятельность родителям и т.д. и т.п. Как жить без сильной тревоги, толкающей возбуждение и заставляющей развивать бурную деятельность?

Где брать мотивацию? Обнаруживается, что огромное количество вещей, которые раньше хотелось делать, теперь делать не хочется. Может и не хотелось, но все равно делалось. Привычная драма и сюжет становится скучен ( господи, я смотрел это кино сто тысяч раз!). И вот тут становится довольно страшно и первый раз становится насущным странный вопросик : а есть ли жизнь после невроза (что это за кино вообще и где его показывают)?

Субъективно, во внутреннем мире такой период может переживаться как упадок сил: ничего не хочется. Один мой клиент называл именно это состояние «страхом кастрации». Он имел в виду кастрацию желаний. Переживается болезненное фатальное одиночество, растерянность, отчаяние. Я бы даже сказала ОДИНОЧЕСТВО, с большой буквы. Довольно легко такое состояние спутать с депрессивным расстройством.

Однако, переживается нормативная депрессивная реакция, необходимая для проживания. На этой стадии отношение к терапии может меняться – от ложного ощущение, что она закончена до разочарования и символической претензии к психологу, что он не предупредил, о том как неожиданно станет трудно и победный путь изменений пройдет через пустое депрессивное пространство без конца, без края, где ни наград тебе, ни энергии, ни обещанного себе счастья. Желание вернуть матрицу обратно. Пардон за поэтичность, у меня много сочувствия и к себе и к своим клиентам за эти переживания.

Одним словом, сложно. Сложно, необходимо, дорого. Дорого, потому что именно этот опыт – фундамент жизненного выбора, который сделает человек. Выбора и нового сюжета. Дорого, потому что если все идет по плану, позже становится понятно, какая огромная ценность в этом моменте-периоде. И что именно в нем была одержана настоящая победа. И есть за что себя уважать.

На выходе из депрессивной пустыни фатального одиночества, свободного от невроза, потихоньку открывается новый этап. Более всего он напоминает зрелость. Меняется и схема распределения энергии и ее источники, меняется самоощущение. Пресловутое Счастье становится собственным продуктом, не очень зависящим от внешних агентов.

Ну, так чего? Есть ли жизнь после невроза? Конечно, есть! Какая? Не знаю, такая как вы сами захотите. Лучше, чем до? Понятия не имею – но она точно другая и уж точно именно вашего авторства.

Использованные источники: psyhologytoday.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Срыв и невроз

  Симптомы невроза по ночам

  Ладошки невроз

Невроз: лечить или жить с ним?

Почему всё-таки лучше вылечить невроз, а не мириться с его проявлениями и долгосрочными последствиями? На какие аспекты жизни он влияет и как сказывается, об этом – в данной статье.

Отношения

Если человек находится в состоянии невроза, то он может связать себя отношениями, которые, на самом деле, совсем ему не подходят.

Вспоминаю нескольких мужчин, которым было чуть за двадцать, когда они заболели паническим расстройством . Они испытывали регулярные панические атаки, приступы страха. Тогда рядом с ними оказывались женщины, готовые быть рядом, чтобы успокаивать. Это привело к тому, что они стали воспринимать этих женщин как таблетку от страха, без которой невозможно обойтись. Большинство из этих отношений достигли стадии брака. Но вместо счастья – были печальные последствия.

  • Наличие рядом человека, готового всегда успокаивать, приводит к формированию от него зависимости, закреплению невроза и снижению мотивации к полному излечению.
  • Ещё более печально через много лет брака осознавать, что живёшь с человеком, не потому что тебе с ним хорошо, комфортно, вы подходите друг другу и относитесь друг к другу с любовью и нежностью, а потому что когда-то сформировался рефлекс: чтобы успокоиться, надо чтобы твоя «половинка» оказалась неподалёку. А уже есть и дети и, как вы догадываетесь, отношения на стороне.

Очень часто люди, страдающие неврозами, считают себя не совсем полноценными, поэтому соглашаются на отношения с людьми, не соответствующими их пожеланиям по внешним данным, например, или образованию, социально-финансовому статусу, ресурсам. Им кажется, что со своими проблемами они не могут претендовать на тех, кто им на самом деле подходил бы. Становятся менее избирательными, что зачастую тоже приводит к несчастному браку.

Ну и конечно, само по себе наличие невроза сильно мешает формированию отношений.

  • Страдающие социофобией будут реже оказываться на свиданиях, вечеринках, будут стараться привлекать как можно меньше внимания к себе и не раскрываться как личности.
  • Страдающие паническим расстройством так часто озадачены самочувствием, что им может быть совсем не до отношений.
  • Болеющие обсессивно-компульсивным расстройством могут быть настолько охвачены различными перепроверками и переделываниями, что у них просто не останется времени и возможности с кем-то завязать отношения.

Всё это не повышает вероятность появления долгосрочных отношений. И, несмотря на то, что многие страдающие неврозами люди очень умело скрывают свои состояния и никто ни о чём не догадывается, невроз зачастую лишает той лёгкости, уверенности и внутренного ощущения счастья, которые являются очень важными факторами, чтобы привлечь к себе внимание потенциального партнёра.

В уже существующих взаимоотношениях внутри семьи невроз, зачастую, очень сильно влияет на них, превращая здоровые отношения супругов или детей с родителями в мучительные для всех, бесконечные пляски вокруг болезней, переживаний и ритуалов.

Качество жизни

Качество жизни при неврозах снижается всегда. Частые тревожность, депрессивность, общая неуверенность не могут благоприятно сказываться на уровне удовлетворенности от жизни. Кроме того, неврозы практически всегда сопровождаются какой-либо формой избегающего поведения, что приводит к обеднению эмоциональной жизни в самом широком смысле. Так происходит, потому что люди меньше путешествуют, меньше общаются, меньше уделяют внимания близким, меньше используют карьерные возможности, меньше уделяют внимания хобби. Сожаления «жизнь проходит мимо», «как будто живу не свою жизнь…» мы слышим довольно часто от страдающих неврозами.

Неврозы по наследству не передаются. Но ребенок обязательно будет чувствовать вашу тревожность, что может вызвать в нём сильные переживания, беспокойство и, соответственно, сделать его более склонным к возникновению у него невроза во взрослой жизни. Кроме того, невротическое поведение может быть моделью, которую ребёнок будет перенимать невольно.

В среднем, чтобы предотвратить все выше перечисленные последствия, необходимо уделить от пяти до десяти часов для занятий с психотерапевтом. Учитывая это, ответ на вопрос «Невроз: лечить или жить с ним?» очевиден.

Использованные источники: doctordirar.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

  Ладошки невроз

  Невроз признак шизофрении

Невроз: правда и мифы

Неврозы, даже сильно укоренившиеся, излечимы, когда этим занимаются специалисты — психологи и психотерапевты.

Нужно ли лечить?

НУЖНО, но не симптомы (например, язву, когда из анализов следует, что ее нет), а сам невроз.

Обычно люди обращаются к терапевтам, которых удается «обмануть» соматическими симптомами и получить лекарства, которые, естественно, не помогают. Лечением неврозов занимаются специалисты — психологи и психотерапевты. Оно заключается в психотерапии с применением некоторых фармакологических средств. Цель лечения — так преобразовать личность, чтобы разблокировать чувства и изменить привычки.

Неврозы, даже сильно укоренившиеся, излечимы. Они тесно связаны с житейскими проблемами пациента. Иногда они — начало других болезней или выступают в настоящих соматических болезнях. Поэтому так важны верный диагноз и быстрейшее лечение.

Защитная реакция

С НЕКОТОРЫХ пор замужество Варвары переживало глубокий кризис. Супруги все реже разговаривали, ограничиваясь обменом информацией на бытовые темы. Муж охотно соглашался на командировки, оставался на работе допоздна, а в выходные либо спал, либо выезжал с друзьями на рыбалку. Варвара чувствовала себя одинокой и ненужной. Боялась оставаться одна дома, потому что усиливались боли в сердце, чувство беспокойства, даже паники. Муж вначале не обращал внимания, но после очередного визита «неотложки» понял, что жизнь его жены в опасности. Перестал выезжать в командировки, чтобы отвозить и привозить Варвару на работу. Это начало раздражать его, в особенности когда он услышал от врачей, что это невроз. Варвара еще больше беспокоилась, чувствовала себя дезориентированной: ведь она страдала по-настоящему!

У некоторых людей есть способность реагировать на трудную ситуацию целым букетом неврозов: слабые люди попросту защищаются неврозами от трудностей. «Сердечные приступы» и патологические страхи становятся единственной возможностью добиться помощи других.

Невроз — приобретенный и закрепленный способ реагирования, позволяющий выйти из трудной ситуации и уменьшить опасность, которую она несет. Концентрируясь на симптомах, страдающая особа не видит причин, поэтому так трудно для нее понять, что причина невроза — эмоциональная ситуация.

Вероятность невроза касается 15% популяции, но к врачам обращается лишь половина больных. Неврозы чаще бывают у женщин и людей, проживающих в городах.

Беспомощная серая мышка

ЗОЯ — прекрасная секретарша, давно работает в конторе. Новый начальник использует ее, насколько хватает его воображения и возможностей. Зоя с трудом выносит его хвастовство и солдатские шутки. Последнее время сам вид шефа приводит ее в уныние. Зоя так хорошо воспитана, что не знает, как ей быть, и терпит. Пришла к выводу, что ей приходится делать то, что она ненавидит, потому что так нужно. Хотела бы уйти с работы, но кому нужна особа ее возраста! Вдобавок ее кошмарные головные боли и частые инфекции делают саму мысль об этом бесцельной. С другой стороны, ее жизнь — цепь страданий. Ей обидно, что старшая сестра Елена, имеющая репутацию сорвиголовы и делающая только то, что хочет, — просто образец здоровья, окружена друзьями, радуется по любому поводу и часто повторяет: «Большая радость в безумии, но это знает только безумный человек».

Глубина и аутентичность людских контактов зависят от умения чувствовать и проявлять свои чувства. Скрытность и подавление чувств ограничивают способность к рациональному поведению с окружающими. Притворяясь сильными, свободными, безразличными и усталыми, мы утрачиваем индивидуальность. Маска становится нашим лицом, разрушительным и деформированным образом.

Если вы разучились слушать и понимать себя, то не живете полной жизнью. Малоутешителен тот факт, что так живет большинство людей. Потребность в переживании, умении чувствовать и не бояться демонстрировать чувства лежит в основе контактов, называемых любовью.

Что делать?

СТРЕСС (особенно хронический), страхи и злость держат некоторые части нашего тела в постоянном напряжении, а это приводит к повреждению не только мускулов, но и внутренних органов. Это не легенда, а документированный довод, что счастливые люди, живущие в гармонии с собой и миром, не болеют.

Человек — единое целое: нельзя отделить тело от психики. Каждая эмоция отражается в теле. Часто специалистам трудно распознать причину и следствие, потом у разных людей это происходит по-разному. Но иногда стоит изменить окружение или диету, а особенно мысли и образ жизни — и тогда пройдут недомогания и ночные кошмары.

Виды неврозов

Депрессивный — постоянно плохое настроение, чувство бесцельности, беспомощность;

неврастенический — чувство общего ослабления и опустошенности;

истерический — много соматических симптомов, но уж очень демонстративных;

навязчивых состояний — неотступные мысли;

боязни — доминируют страх, беспокойство, соматические недомогания;

ипохондрический — уверенность в наличии тяжелой болезни, излишняя заинтересованность здоровьем.

Правда и мифы

Человек рождается с неврозом

Неправда. Невроз приобретается по мере взросления. Однако есть люди, особенно склонные к неврозам: впечатлительные, сконцентрированные на самих себе, с комплексом неполноценности, стремлением брать при малой способности давать, при первой же неудаче опускающие руки.

Невроз начинается в раннем детстве

Чаще всего именно тогда, потому что самооценка появляется именно в этот период. Самодовольная и уверенная в себе особа реально оценивает свои возможности и не боится трудностей. А если и случается, что они превышают возможности, спокойно выходит из игры. Знает, что никто не совершенен.

Повседневные стрессы виноваты в том, что у всех у нас неврозы

Правда. Жизнь в перманентном стрессе может довести до невроза. Но вы вовсе не обречены на это. Можно не доводить себя до сильного стресса или научиться с ним справляться.

Невроз неизлечим

Неправда. Психотерапевт (психолог или психиатр) поможет вам разблокировать эмоции или научит, как принимать себя таким, какой вы есть, и справляться со своими проблемами.

Невроз — модная болезнь

Частичная правда. Некоторые люди полагают, что нервные расстройства элегантны, элитарны. Легче признать у себя невроз, чем, например, алкоголизм. Так как о неврозах говорят и пишут чаще, чем о других болезнях, все больше людей видят у себя симптомы нервных заболеваний.

Невроз — болезнь «с тысячью лиц», и иногда ее трактуют как «отмычку», поскольку она подходит ко многим симптомам.

После сорока с неврозом уже ничего не поделаешь

Неправда. Конечно, легче лечить молодых людей, более податливых на быстрые перемены. Но если человек хочет измениться, он всегда найдет способ победить невроз.

Неврозы бывают только у капризных женщин

Неправда. Это убеждение основано на обывательском взгляде на женщин как на истеричек, чрезмерно эмоциональных, склонных к преувеличениям, манипулирующих окружающими, а также на том факте, что по поводу неврозов к врачу обращаются в основном женщины.

Лечение неврозов продолжается до конца жизни и стоит очень дорого

Неправда. Если вы действительно хотите от них избавиться, лечение продолжается недолго и может оказаться наилучшей в вашей жизни инвестицией. Можно лечиться не только частным образом, но и в районной поликлинике.

Неврозов не существует. Это выдумка врачей, не сумевших поставить правильный диагноз

Неправда. Невроз рассматривают как отдельную болезнь, хотя он часто выступает вместе с другими болезнями, и тогда его трудно распознать. Бывает, что, когда врач сталкивается с не знакомой ему или не поддающейся лечению болезнью, он подозревает невроз.

У каждого человека бывают моменты слабости, неуверенности и страха, он ощущает расстройство кровообращения, затруднение дыхания. Бывает, что страдает от преследующих его мыслей, от которых не может избавиться, хотя пытается отвлечься каким-нибудь занятием.

Иногда нас мучают бессонница, тоска, чувство безнадежности. Обычно это единичные явления, которые спустя некоторое время исчезают сами собой. Но типичная, повторяющаяся реакция на тяжелые, загоняющие нас в стресс обстоятельства у некоторых людей превращается в целый букет явлений разной интенсивности и затяжного характера, дезорганизующих жизнь человека, заставляя страдать не только его самого, но и всю семью.

Иногда недомогания так сильны, что жизнь, до сих пор упорядоченная, целенаправленная, превращается в кошмар, в блуждания по кабинетам врачей и коллекционирование сложнейших анализов, причем человек уверен в том, что у него тяжелая болезнь тела, хотя исследования этого не подтверждают.

Использованные источники: www.aif.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Симптомы невроза по ночам

  Невроз признак шизофрении

  Лечат ли невроз фенибутом

Сильный невроз как жить

(публикую по мотивам этого треда)

Откуда взялся невроз

Моя история началась 6 лет назад. Тогда мне было 25 лет – я заболела тяжелым гриппом, потом стало болеть то одно, то другое — начались мои долгие хождения по врачам.

Среди прочего я жаловалась на проблемы с животом, но врачи на мои жалобы особо внимание не обращали. В конечном счете причина мучивших меня болей в боку были найдена – на это, правда, ушло несколько лет. Мне сделали операцию, постхолецистический синдром – живот все еще болит, проблемы с походом в туалет все еще есть – мне хочется в туалет внезапно и очень остро, что в некоторых ситуациях достаточно неудобно, но отношусь к своему здоровью я совершенно иначе. Если бы врачи поставили мне диагноз раньше, раньше бы сделали операцию, то мое состояние сейчас было бы гораздо лучше.

Тогда же состояние мое ухудшалось постепенно: сначала на фоне того, что постоянно что-то болело, мне просто не хотелось далеко уходить от дома. Я отказывалась куда-то ехать, доходило до истерик. Таких случаев становилось все больше.

Я избегала выходить на улицу, думая, что вдруг где-то там заболит живот, я не смогу пойти в туалет. Невроз, а это был он, прогрессировал, если сначала я ездила на работу и куда-то еще, то потом я не только почти перестала выходить из дома, но и много плакала, расстраивалась, что со мной что-то не так.

Помощь была необходима

Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, я приняла решение отправиться в психоневрологический диспансер. Там меня принял довольно молодой врач, который диагностировал у меня вегетососудистую дистонию, диагноз, отсутствующий во всех странах, кроме стран постсоветского пространства, и прописал антидепрессанты. Так как психотерапия назначена не была, то особой пользы от лекарств не было – тревогу они не снимали, зато все побочные эффекты проявились во всей красе. Невроз тот врач не выявил.

Прекрасно помню свою первую паническую атаку – тот, кто испытал такое, забыть ее не сможет. Мы с моей коллегой спустились в метро, чтобы поехать в торговый центр. У меня очень сильно заболел живот, мне срочно нужно было в туалет – тогда я успела выйти и зайти в кафе. Но буквально через пару дней, снова в метро, вновь произошла паническая атака – несмотря на то, что живот не болел, меня очень сильно трясло, холодели руки, бил озноб.

Стало ясно, что мне нужен какой-то другой специалист. Так как я почти не выходила из дома, то выбор врачей ограничивался довольно узким кругом подходящих мне специалистов, специализировавшихся на борьбе с паническими атаками, которые принимали недалеко от моего дома.

Мы стали работать с Екатериной, которая принимала буквально в соседнем дворе. К тому моменту мой невроз в острой форме длился уже четыре года. Его появлению способствовал и мой невротический склад личности, а предпосылки были еще в детстве. В целом, мой невроз был со мной всегда, но если до этого я могла с ним жить, то, когда он перешел в острую форму, жить с ним я не смогла.

Комментарий психолога: На первую консультацию Даша не смогла прийти сама, на тот момент паническое расстройство было настолько сильным, что она испытывала трудности самостоятельно выйти из дома и перейти улицу. В связи с эти первая наша встреча состоялась у нее дома. Несмотря на то, что Даша активно искала помощь в течении нескольких лет, она совершенно ничего не знала о том, что с ней происходит. Отсутствие понимания причин и механизмов болезни многократно усиливали страх. Поэтому первую консультацию мы почти полностью посветили изучению порочного круга панической атаки, механизмов формирования панического расстройства, а также рассмотрели самые страшные варианты развития событий. Первая наша встреча уже имела эффект, Даша самостоятельно смогла доехать на общественном транспорте к рекомендованному врачу-психиатру за получением фармакологической поддержки (в Дашином случае она была целесообразной, учитывая длительность и тяжесть состояния).

Я научилась понимать свой невроз

Обратившись к психотерапевту, я хотела сделать свою жизнь более нормальной, а самой стать более самостоятельной – ездить в магазины, парки, путешествия без чьей-либо помощи. Уже через несколько недель после начала лечения – я принимала антидепрессанты и проходила психотерапию – я стала выходить из дома и передвигаться по району, вскоре начала ездить и на метро.

Я научилась понимать себя и свой невроз. Этому способствовало, например, то, что я вела специальный дневник, в который записывала где и когда я испытала чувство тревоги, а также возможные причины развития этого состояния.

Постепенно негативные мысли замещались рациональными объяснениями, а сам невроз из большого манипулятора превратился в маленького червячка. Примерно через полгода терапии мы с мужем отправились в длительную поездку – полетели на Бали с пересадкой. До этого такое путешествие казалось мне невозможным.

Мои близкие поддерживали меня в моем решении обратиться к специалисту, однако мама, старшее поколение, в какой-то момент приняла психотерапию в штыки – в ее ходе обнаружилось, что мама и сама виновата в части проблем, вызвавших невроз. Впрочем, решать проблемы с родителями необходимо на семейной психотерапии, к которой мама моя еще не готова.

Комментарий психолога: Когнитивный дневник – это одна из основных техник когнитивно-бихевиоральной психотерапии, позволяющая выявить и скорректировать ошибки мышления. В основе панического расстройства лежит преимущественно катастрофическое мышление, когда человек из всех возможных вариантов развития событий выбирает самый страшный. Такой способ интерпретации событий естественно приводит к значительному повышению тревоги.

Избавиться от невроза можно

У моего невроза есть органическая причина – колики продолжаются, а я хожу к специалистам, чтобы контролировать свое состояние. Из-за моих проблем с ЖКТ я не могу полностью вылечиться, но мне удалось научиться принимать себя такой и жить с этим.

Если невроз связан с органической причиной, как это произошло в моем случае, то нужно ее искать. В моем случае было неясно – у меня болел живот из-за того, что мне страшно (а такая боль может быть очень сильной) или же эта боль связана с приступом.

В любом случае, если есть органическая причина невроза, нельзя терпеть боль, списывая ее на психосоматику. Необходимо ходить к профильным специалистам, найдя тех врачей, с которыми вам будет комфортно.

Если есть желание невроз вылечить – избавиться от него действительно можно. Невроз сильно снижает качество жизни, если ты не можешь выйти из дома, то это значит, что ситуация уже очень серьезная. Если кажется, что нужна помощь, то значит действительно нужно пойти к специалисту.

Хороший специалист – это тот, с которым у вас есть доверие. Это, кстати, касается врачей любых специальностей. Если психотерапевт по каким-то причинам не нравится, это значит, что нужно искать другого. Если есть сомнения, идти ли к этому специалисту, то идти к нему не нужно. Адекватный психолог может посоветовать коллегу всегда или с другой специальностью, или другим ценником.

Врач должен уже во время первой встречи рассказать об основных вещах – о том, что такое паническая атака, почему она возникает, рассказать о дыхательных техниках, с помощью которых с атаками можно бороться.

Но врач не сможет выздороветь за тебя. Не помогут и просто лекарства: они могут выполнять роль костылей при неврозе в острой форме, но необходимо и самому приложить усилия, чтобы выздороветь, например, заставлять себя выходить из дома, возвращая себе самостоятельность.

Во время лечения я столкнулась с несколькими проблемами. Например, мне было очень страшно отменять антидепрессанты. Казалось, что достигнутый эффект связан с таблетками, а не с моей собственной работой. Очень важно, чтобы врач объективно оценивал достижения пациента – отмечал улучшения, прогресс. И мой психотерапевт именно так и делал.

Победа над неврозом – личностное достижение, победа над собой. Это удается не каждому: купить машину легче, чем преодолеть себя. Я считаю, что этим можно гордиться и горжусь этим!

Комментарий психолога: Не смотря на все сложности описанные Дарьей, ее выздоровление шло очень быстро. Даша по-настоящему хотела выздороветь и прилагала к этому титанические усилия, активно участвовала в терапевтическом процессе, выполняла все домашние задания. Уже через короткое время страхи уменьшились, панические атаки прекратились, Даша смогла самостоятельно передвигаться по городу, пойти учиться и даже путешествовать по миру. Сейчас ее жизнь не отличается от жизни людей никогда не сталкивавшихся с паническими атаками. И это – безусловно повод для гордости!

Использованные источники: pikabu.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

Есть ли жизнь после невроза?

Казалось бы – очевидный ответ: да, конечно, есть жизнь. Лучше чем до. Но все не так очевидно.

Такой странный вопрос может возникнуть в процессе работы с психологом. В какой то момент человеку становятся очевидны перекосы и перегибы в его жизни и он созревает что-то поменять: уйти из неудовлетворяющих отношений, перестает волочить на себе все проблемы «за себя и за того парня» на работе и т.д. – подставьте свой вариант.

Человек замедляется при принятии решений, становится менее реактивен, перестает безуспешно пытаться сделать всех счастливыми. Начинает о себе заботиться, вообще начинает лучше к себе относиться. И закономерно меньше страдает и нервничает.

А страдание — вообще очень важная деятельность, она занимает много времени и сил и прекрасно конституирует жизнь. Всегда есть чем заняться, если умеешь страдать.

То что я описываю — особенно касается высокомотивированных клиентов, «вершителей собственных судеб», приходящих к психологу за реальными изменениями, нацеленных на результат. С такими клиентами быстро возникает рабочий альянс и сопротивление особо не беспокоит. Стоит ли говорить, что таких клиентов психологи любят – они способны на благодарность и дают психологу ощущение смысла, того, что в жизни клиента происходят позитивные перемены – а это хорошо.

Вообще, позитивные перемены – это хорошо – истина пока не подвергаемая сомнению.

Такой клиент «работает над собой», гордится этим и всячески рекламирует психотерапию. Казалось бы, живи да радуйся. Но впереди ждет один этап в терапии, который становится неожиданным для таких клиентов. На нем мне бы и хотелось заострить внимание.

Итак, авгиевы конюшни расчищены, страдание отпустило, тревоги меньше и психическая жизнь стала стала более равномерной. Часть личности, наблюдающая за эмоциональной жизнью, хорошо прокачалась и помогает не тратить на эмоциональные колебания огромные ресурсы.

Враги отступили, битва либо выиграна либо проиграна, выводы сделаны и пережиты. Произошли реальные изменения и адаптация к ним.

И в какой то момент обнаруживается, что не очень понятно как дальше собственно жить, как жить, если невроз более не управляет – как жить, если не получается легко и непринужденно выбирать неподходящих партнеров, как жить, если не спасать других, а дать им спасаться самостоятельно, как жить, если нет желания доказывать свою состоятельность родителям и т.д. и т.п. Как жить без сильной тревоги, толкающей возбуждение и заставляющей развивать бурную деятельность?

Где брать мотивацию? Обнаруживается, что огромное количество вещей, которые раньше хотелось делать, теперь делать не хочется. Может и не хотелось, но все равно делалось. Привычная драма и сюжет становится скучен ( господи, я смотрел это кино сто тысяч раз!). И вот тут становится довольно страшно и первый раз становится насущным странный вопросик : а есть ли жизнь после невроза (что это за кино вообще и где его показывают)?

Субъективно, во внутреннем мире такой период может переживаться как упадок сил: ничего не хочется. Один мой клиент называл именно это состояние «страхом кастрации». Он имел в виду кастрацию желаний. Переживается болезненное фатальное одиночество, растерянность, отчаяние. Я бы даже сказала ОДИНОЧЕСТВО, с большой буквы. Довольно легко такое состояние спутать с депрессивным расстройством.

Однако, переживается нормативная депрессивная реакция, необходимая для проживания. На этой стадии отношение к терапии может меняться – от ложного ощущение, что она закончена до разочарования и символической претензии к психологу, что он не предупредил, о том как неожиданно станет трудно и победный путь изменений пройдет через пустое депрессивное пространство без конца, без края, где ни наград тебе, ни энергии, ни обещанного себе счастья. Желание вернуть матрицу обратно. Пардон за поэтичность, у меня много сочувствия и к себе и к своим клиентам за эти переживания.

Одним словом, сложно. Сложно, необходимо, дорого. Дорого, потому что именно этот опыт – фундамент жизненного выбора, который сделает человек. Выбора и нового сюжета. Дорого, потому что если все идет по плану, позже становится понятно, какая огромная ценность в этом моменте-периоде. И что именно в нем была одержана настоящая победа. И есть за что себя уважать.

На выходе из депрессивной пустыни фатального одиночества, свободного от невроза, потихоньку открывается новый этап. Более всего он напоминает зрелость. Меняется и схема распределения энергии и ее источники, меняется самоощущение. Пресловутое Счастье становится собственным продуктом, не очень зависящим от внешних агентов.

Ну, так чего? Есть ли жизнь после невроза? Конечно, есть! Какая? Не знаю, такая как вы сами захотите. Лучше, чем до? Понятия не имею – но она точно другая и уж точно именно вашего авторства.

Использованные источники: psyhologytoday.ru

Похожие статьи