Буддизм невроз

Буддизм и психологические заболевания!

Зарегистрирован: 05.02.2017
Суждений: 1

Помогает ли восьмеричный путь в лечении неврозов и психических болезней?

Ответы на этот пост: Won Soeng

Зарегистрирован: 05.02.2017
Суждений: 3526

Пока мало понимаю в буддизме, но немного понимаю в неврозах и психических заболеваниях.

Во-первых, неврозы и серьезные психические заболевания (шизофрения и проч.) — это очень разные вещи.

Умеренное (не фанатичное) придерживание религиозных принципов жизни помогает всем, это дисциплинируют. Религия предлагает мировозрение, которое зачастую снимает ряд напряжений в картине мира человека, ему становится легче.
Поскольку у невротиков обычно есть мировоззренческие нарушения (например, они могут требовать от себя безупречности, идеальности) — религия может помочь ослабить эти нарушения.

А вот если человек склонен к серьезным психическим заболеваниям — таким, как шизофрения (здесь речь НЕ о неврозах), то практики, связанные с измененными состояниями сознания, трансовыми состояниями, особенно на фоне недостаточного сна и усталости, могут спровоцировать обострение (психоз). Это касается и религиозных практик, и психологических тренингов.

В случае же склонности к неврозам необходимо следить за тем, чтобы достаточно высыпаться, хорошо питаться и не впадать в крайности (срединный путь) — то есть за тем, чтобы тело и психика не истощались.

После перенесенных кризисов не все можно практиковать — нужно прислушиваться к себе. Насколько я помню, випассану не советуют проходить тем, кто менее полугода тому испытывал психологический кризис (это касается как невротиков, так и всех остальных).
_________________
«Будь не привязан, будь не привязан. Будь совершенно не привязан.
И что тогда? Сосна зеленая, а снег белый.»

Использованные источники: dharma.org.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Астено-депрессивный невроз это

  Срыв и невроз

  Невроз признак шизофрении

Глубинная юнгианская психотерапия

тел. +7(916)243-95-03

Нам следует видеть в болезни то, в чём мы нуждаемся, а не то, от чего мы стремимся избавиться

Лама Сопа Римпоче

(Сопа Римпоче — учитель тибетского буддизма традиции гелуг, глава международной сети буддийских центров Фонда поддержания Махаянской традиции)

Трансформация образа мышления необходима, поскольку исцеление самым тесным образом связано с образом наших мыслей. Нам следует научиться видеть в болезни то, в чём мы нуждаемся, а не то, от чего мы стремимся избавиться, научиться воспринимать болезнь как носимое нами украшение, вобравшее в себя страдания всех живых существ. Вместо того чтобы ви­деть в болезни препятствие, необходимо использовать её для развития любви, сострадания и мудрости. Подобно тому, как яд может быть использован в приготовлении лекарства, используйте ваше заболевание в качестве пути, ведущего к счастью. Преображая собственный ум, мы сможем наполнить все наши переживания в процессе болезни глубоким смыслом, сделать их полезными не только для нас самих, но и для всех живых существ.

Если нам так или иначе предстоит страдать, испы­тывая данное заболевание, почему бы не сделать это переживание полезным для себя и всех живых существ? Таков искусный подход к переживаниям, связанным с утратой здоровья.

Когда Люк, мой китайский ученик из Сингапура, отправился в клинику для того, чтобы пройти обследование, врачи сообщили ему, что он болен СПИДом.

Бу­дучи исключительно преданным учеником, он тотчас написал письмо своему духовному наставнику — ныне покойному Рато Ринпоче, очень известному ламе, жившему в то время в Дхарамсале, в предгорьях Индийских Гималаев. Благая карма Люка позволила ему получить наставления по медитации от своего гуру. Несмотря на то, что сам Рато Ринпоче в тот момент являл видимость заболевания, он милостиво послал Люку специальную практику — медитацию на любви и сострадании, именуемую тонг-лен, что в переводе с тибетского означает «принятие-даяние». При медитации принятия-даяния, стремясь развить в себе сострадание, мы принимаем на себя все страдания, включая болезни, от других живых существ и используем их для того, чтобы разрушить эгоцентризм нашего себялюбия, являющийся корнем всех наши бед.

Получив наставления от Рато Ринпоче, Люк тотчас приступил к медитации, однако до проведения повтор­ного обследования у него оставалось всего четыре дня. Проведя обследование и изучив все анализы, врачи не смогли обнаружить никаких следов ВИЧ-инфекции. Поинтересовавшись у Люка, сколь продолжительны­ми были его медитации, я был поражён, услышав, что он медитировал всего по три-четыре минуты в день. Сказать по правде, я ожидал услышать, что медитации его длились по несколько часов. Для нас важно понять, что те несколько минут, которые Люк тратил на меди­тацию, использовались им крайне эффективно. Во время медитации в уме его не было мыслей о себе самом и о своём недуге, так, словно бы проблем его не суще­ствовало вовсе. Он думал лишь о страданиях других, в особенности тех, кто болен СПИДом, и порождал в своём уме интенсивное сострадание. Слёзы катились по его лицу всякий раз, когда он начинал эту медитацию, но не от того, что он тяжело переживал собственное не­счастье, а от того, что его переполняло сострадание по отношению к другим больным СПИДом и ко всем тем, кто вынужден страдать в силу иных причин. Их судьба заботила Люка гораздо больше, чем его собственная. В нём жила сильная преданность учителю, и во время медитации он всегда ощущал, что гуру был рядом и на­правлял его.

Быстрое выздоровление Люка произошло благодаря силе его собственного ума, силе того сострадания, которое он испытывал во время своих, пусть и непродол­жительных, медитаций, благодаря тому, что интенсивное сострадание, которое ему удалось в себе породить, очистило его сознание от огромного объёма негатив­ной кармы и омрачений — причины его заболевания СПИДом.

Люк многократно возвращался в клинику, чтобы пройти обследование вновь, однако вердикт врачей ос­тавался прежним: «Здоров». На сегодня это един­ственный случай полного исцеления от СПИДа с помощью медитации, который мне довелось наблюдать лично.

Из книги «Абсолютное исцеление, Духовное целителъство в тибетском, буддизме».

Преобразование проблем в радость

Все мы испытываем вредоносные влияния как от живых существ, так и со стороны неодушевленных предметов, например стихий. До тех пор, пока в нашем уме существует привычное отношение к переживаниям подобного рода как к проблемам, мы будем обнаруживать всё больше и больше мешающих нам существ и внешних условий. Малейшее, самое незначительное событие окажется способным причинить нашей душе большую боль, и мы очень быстро станем приходить в состояние гнева. Главным корнем проблем является наш собственный ум, одержимый сильным эгоизмом.

До тех пор, пока мы всё воспринимаем как проблемы, всё способно причинить огромное неудобство, даже такая малость, как слегка остывшая пища. Незначительные отклонения в манере поведения или в одежде других людей, не вполне соответствующие нашим собственным представлениям, становятся причиной большой душевной боли. Если человек или животное разбудит нас среди ночи шумом, мы страшно рассердимся. И весь следующий день станем жаловаться на это: «О, я не спал всю прошлую ночь от того-то и от того-то.» Недостаток сна становится невероятной проблемой и невероятным страданием.

Если такое крошечное и незначительное существо, как блоха, бегает по вашей ноге и кусает вас в то время, когда вы спите или медитируете, это также становится невероятной проблемой. Некоторые европейцы тратят тысячи долларов, чтобы добраться до Катманду, но, проведя там всего лишь одну ночь, не могут выдержать дискомфорта и возвращаются в Европу на следующий же день.

Ум по своей природе склонен к определенному образу видения вещей. Благодаря привычке видеть проблему в каждой мельчайшей вещи, которая не соответствует в точности нашим эгоистическим представлениям, мы возводим эти мелочи в степень глобальных проблем. Если даже небольшое страдание мы видим как большую трудность, которая приводит нас в состояние раздражения, то наш ум постоянно будет погружен в тяжелые, мрачные мысли. И окажется крайне трудно переносить любые проблемы. Всё вокруг станет враждебным. Всё, что мы воспринимаем чувствами, не удовлетворяет нас: всё, что мы слышим, видим, вкушаем, обоняем и трогаем, делает нас несчастными. Ум преувеличивает наши трудности, и жизнь наполняется раздражительностью, подавленностью, мнительностью и нервными срывами. Мы постоянно погружены в горестные мысли и не способны испытывать счастье в течение одного дня или даже одного часа.

Нет возможности испытывать счастье, если нет ничего, что вы любите, ничего, что вас удовлетворяет. Что бы вы ни задумали, куда бы вы ни пошли, всё делает вас несчастными.

Не понимая, что вы сами причина этого, что ваш ум уже приобрел привычку думать таким образом, вы видите во внешних вещах — в других существах и в элементах неживой природы — источник своих проблем. По мере того, как вы укрепляетесь в мысли, что проблемы приходят извне, от живых существ и материальных предметов, ваш гнев усиливается. Как огонь разгорается всё сильнее, когда вы вливаете в него масло, так же увеличиваются ваш гнев и негативная карма; гнев становится непереносимым, а негативная карма всё тяжелее. Вы приходите в негодование от всего, что предстоит вашему восприятию, будь то домашняя обстановка или окружающие люди. Это состояние известно под названием «все явления становятся врагами.»

То, что великий йог Миларепа изображается держащим правую руку возле уха в мудре (жесте) слушания, означает, что всё существующее является ему в виде совета или учения. Для великих йогов все явления приходят не как враги, — напротив, все они являются им как друзья. Перестав быть помехой, всё становится благотворным. Для великого йога все является в форме блаженства, в форме пустоты.

Как увидеть пользу трудностей

Что бы ни происходило, всегда думайте: «Это — подходящие, благоприятные условия.» Например, когда кто-то бывает укушен змеей, вырезание плоти вокруг места укуса можно рассматривать как благоприятную, хотя и болезненную, процедуру. Ее нельзя считать вредной, поскольку это сохраняет жизнь. Согласно воззрениям тибетской медицины, когда болезнь, коренящаяся внутри тела, демонстрирует внешние проявления, считается, что больному стало лучше. Болезнь выходит из тела, вместо того, чтобы оставаться внутри, разрастаться всё больше и оставаться там надолго, — это считается хорошим знаком. Это болезненно, и, тем не менее, считается благом.

Рассматривать зло, наносимое вам живыми существами и миром неодушевленных предметов, в качестве помех — неправильно. Думайте снова и снова обо всех затруднениях, которые вы испытали в жизни, и о негативных результатах того, что вы видели в них проблемы. А затем решитесь: «Отныне, какие бы проблемы я ни встретил, я не стану из-за них раздражаться. Никакие затруднения я не стану считать проблемами. Я буду видеть только их пользу.» Иметь такую смелую, решительную установку очень важно.

Из книги «Преобразование проблем в радость»

Использованные источники: jungianalyst.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Ладошки невроз

  Невроз признак шизофрении

Невроз навязчивых состояний (обсессивный невроз).

Невроз навязчивых состояний (обсессивный невроз).

Навязчивыми, то есть существующими помимо воли и желания человека, могут быть как определенные мысли, воспоминания, представления, сомнения, так и действия. К неврозу навязчивых состояний относят обычно и навязчивые страхи. Если человек испытывает безотчетный страх неведомо чего, то говорят о синдроме страха; если он боится конкретно темноты, высоты, острых предметов, замкнутых пространств, подобные навязчивые состояния определяют как фобии, уточняя в названии их вид, или направленность. Например, канцерофобия – боязнь заболеть раком, клаустрофобия – боязнь замкнутых пространств, гипсофобия – высоты, мизофобия – загрязнения, пантофобия – всего окружающего.

Иногда фобии появляются при соответствующей ситуации: боязнь высоты только при подъеме на высоту, боязнь мышей при виде мыши (Петр I, например, панически боялся тараканов); но иногда они возникают и при одной лишь мысли о чем-либо.

Страх присущ природе падшего человека (“Страх есть лишение твердой надежды,” – говорит святой Иоанн Дамаскин) и глубоко биологичен, ибо человек несет в себе и животное начало, которое инстинктивно боится угрозы извне: темноты, нападений и пр. Во многих случаях именно он выполняет роль своего рода защитного механизма, оберегая нас от всего угрожающего нашему благополучию. Страшась, человек становится более бдительным, способным предохранить себя, спастись от надвигающейся угрозы. Страх закреплен природой в памяти предшествующих поколений, как говорят психоаналитики, в “коллективном бессознательном” (Карл Юнг).

Однако невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой, или угроза эта иллюзорна и маловероятна. Например, некий человек страдает кардиофобическим неврозом, то есть боится, что сердце его в один неожиданный момент может остановиться. С одной стороны, теоретически это возможно, ведь бывает же внезапная смерть и у молодых, до того считавшихся здоровыми людьми, но объективная вероятность такой внезапной остановки сердца именно у этого человека ничтожно мала, а имеет место надуманная, мнимая, нафантазированная опасность для жизни, обусловленная ложными мыслями и необоснованными страхами.

А вот другой пример: мать, горячо любящая своего малыша, вдруг ловит себя на мысли, что может его задушить. Мысль эта ужасает ее, она не соответствует ее нравственным представлениям, не продиктована никакими реальными внешними обстоятельствами – напротив, абсурдна, лишена всякого здравого смысла. Но словно заноза, цепко укоренившись в сознании, начинает причинять ей боль, в которой ей стыдно кому-то признаться.

Навязчивые мысли часто начинаются с вопроса: “А вдруг?” Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и, неоднократно повторяясь, создают существенные затруднения в жизни. И чем больше человек борется с ними, тем сильнее они овладевают им.

Важной причиной развития и самого существования невротического страха является раздутое чувственное воображение, мимо чего обычно проходит посвященная этой тематике специальная литература. Ведь человек, к примеру, не просто боится упасть с высоты, но и всячески “распаляет” вымышленную ситуацию, представляя свои похороны, себя лежащим в гробу и прочее.

Кроме того, в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей данной личности или в результате ее греховного состояния. Хорошо известен факт повышенной внушаемости у алкоголиков. Существенно ослабляют душевную крепость блудные грехи. Сказывается также и отсутствие постоянной внутренней работы по самоконтролю, духовному трезвению и осознанному управлению своими мыслями (эти занятия описаны в святоотеческой литературе).

Следует также признать, что некоторые помыслы в действительности чужды для данного человека, являясь демоническими. К сожалению человек часто не способен определить подлинный источник своих помыслов, и в душу его без труда проникает демоническое внушение. Лишь опытные подвижники и святые люди, уже очищенные молитвенным подвигом и постом, в состоянии обнаруживать приближение духов тьмы. Покрытые же греховным мраком души обычных смертных зачастую не ощущают и не видят этого, ибо темное на темном плохо различается.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) объясняет: “Духи злобы с такой хитростью ведут войну против человека, что внушаемые ими помыслы и мечтания душе представляются собственными.”

Преосвященный Варнава (Беляев) пишет: “Ошибка нынешних людей заключается в том, что они думают, что страдают только “от мыслей,” а на самом деле они страдают еще больше от бесов… Так, когда пытаются победить мысль мыслью, то видят, что противные мысли – не просто мысли, но мысли “навязчивые,” то есть с которыми сладу нет и перед которыми человек бессилен, которые не связаны никакой логикой и для него чужды, посторонни и ненавистны… Но если человек не признает Церкви, благодати, святых таинств и драгоценности добродетелей, то чем ему защищаться? Конечно, нечем. И тогда, раз сердце пусто от смирения и других добродетелей, приходят демоны и делают с умом и телом человека всё, что хотят” (Мф. 12:43-45).

Эти слова владыки Варнавы в точности подтверждаются клинически. Неврозы навязчивых состояний лечатся значительно труднее всех остальных невротических форм. Зачастую они совершенно не поддаются никакой терапии, изнуряя своих обладателей тяжелейшими страданиями. В случае упорных навязчивостей человек стойко лишается трудоспособности и попросту становится инвалидом. “Страх причиняет большой вред, – пишет Оптинский старец Макарий, – тело расслабляется от упадка духа и лишения спокойствия, и без болезни приходит болезнь.” Опыт показывает, что подлинное исцеление может наступить только по благодати Божией.

Каждому человеку необходим страх Божий (благоговение перед своим Творцом), но этот великий дар нередко извращается и подменяется животной трусостью. Страх Божий имеет несколько ступеней, первая из которых заключается в боязни нарушить Божественные заповеди – согрешить, сделать что-либо мерзкое, недостойное, оскорбительное в глазах Бога. Вторая его степень присуща уже более совершенным подвижникам благочестия и заключает в себе боязнь отпасть от Бога, лишиться Его благодати, святого мира, ибо это отпадение означает духовную смерть.

“Страх Господень есть истинная премудрость,” – говорится в Священном Писании (Иов. 28:28). “Живя без страха Божьего, нельзя совершать ничего благородного и удивительного,” – пишет вселенский учитель Церкви святой Иоанн Златоуст.

На основании святоотеческой литературы следует заключить, что именно страх Божий способен исцелить человека от его неврозов: когда человек приобретает сей духовный дар, то этим благородным страхом потопляются прочие мелкие, житейские боязни. Как большая волна на море вбирает мелкую рябь, так и истинный страх Божий поглощает невротические страхи – фобии.

И наконец, последний аспект, касающийся причин возникновения страха, который также не рассматривается в научной литературе. Указание на него мы находим в Священном Писании: “В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение” (1 Ин. 4:18). Оказывается, наличие страха в душе и сердце человека означает отсутствие или недостаток любви к Богу.

Теперь поговорим кратко о навязчивых (компульсивных) действиях. Характер их может быть очень разнообразным. Нередко они принимает форму какого-то привычного ритуала и повторяются вопреки логике и необходимости. Например, навязчивое мытье рук; ритуалы при раздевании и одевании; бессмысленные переставления мебели; частое пересчитывание денег; постукивания, покачивания; избегание определенных предметов; повторение при встрече с кажущимся злом каких-то определенных слов и действий. Характерным является чувство облегчения после исполнения навязчивого действия. Однако облегчение это временное и вскоре вновь возникает потребность повторения данного ритуала.

Важным моментом для уяснения природы навязчивых действий является упомянутая выше чужеродность и их принудительность к совершению бессмысленного поступка. Вот что пишет на сей счет епископ Варнава (Беляев): “Откуда же насильственность, если человек всеми силами души отгоняет и не хочет, считает элементом чуждым и болезненным? Ясное дело, от иной духовной сущности – злой и нечистой. Понятна эта нелогичность в мыслях, понятна эта тирания, о которых говорят сами же ученые, понятно это облегчение после совершенного… (то есть диавол на время отходит, довольный, что заставил человека что-то сделать против его желания), понятно и мучительное недовольство собой, ибо совесть мучит человека, что он послушался дьявола.»

В особо тяжелых случаях человек уже не владеет собой и становится своего рода “биороботом.” Вспомните, к примеру, ритуальное убийство трех монахов Оптиной пустыни, произведенное преступником, признавшимся потом, что какая-то чужеродная сила влекла его к этому преступлению и он не мог противостоять ей. О подобной силе, завладевающей волей и сознанием, нередко упоминают и другие преступники. Это, впрочем, обычно не приводит к освобождению их от судебной ответственности. О насильственном чужеродном непреодолимом влечении упоминают также больные наркоманией и алкоголизмом. Что за сила стоит за всем этим, думается, понятно.

Использованные источники: religion.wikireading.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Ладошки невроз

  Невроз признак шизофрении

Пема Чодрон: Обострение невроза ( из книги «Там где страшно.»)

Пема Чодрон — первая женщина Запада, принявшая монашество в буддизме, одна из выдающихся учениц великого тибетского мастера Чогьяма Трунгпа.

Обострение невроза ( из книги «Там где страшно.»)

Весь секрет жизни, который мы ищем,
заключается в следующем: развив в себе
достаточную силу и храбрость путём ежедневной
практики, обратиться к тому, чего мы всю жизнь
пытались избегать, — к непосредственному
переживанию настоящего момента, что бы он
собой ни представлял: унижение, неудачу,
отвержение или несправедливость.

Шарлотта Джоко БЭК

Что же имеется в виду, когда говорится о пребывании в праджняпарамите, или безусловной бодхичитте? Это значит — оставаться открытым неизвестности настоящего момента, непосредственно и без всяких защит участвовать в своём собственном опыте. Конечно, нет никаких гарантий, что всё будет идти гладко, поэтому для того чтобы шагать в неизвестность, требуется мужество и отвага. Едва ли кому-то это сразу понравится. Кто из нас готов отказаться от своих опор — привычных моделей поведения, почти инстинктивного стремления к комфорту? Кажется естественным предположить, что в результате регулярной практики бодхичитты привычные паттерны должны постепенно разрушаться, что день за днём, месяц за месяцем мы будем становиться всё более открытыми, свободными и бесстрашными. На самом деле, всё происходит наоборот: когда мы начинаем практиковать, наши старые паттерны ещё больше усиливаются. В буддизме ваджраяны это называется «обострением невроза». И это не в нашей власти — так происходит. Несмотря на всё своё желание оставаться стойкими, открытыми и гибкими, испытав вкус неизвестности, мы начинаем ещё крепче цепляться за привычные опоры.

На определённом этапе с этим сталкивается каждый, кто вступает на путь пробуждения. Все эти улыбающиеся просветлённые, которых мы видим на картинках или живьём, в своё время были вынуждены встретиться лицом к лицу со своими неврозами, со своими индивидуальными способами поиска опоры. Пытаясь избавиться от самоидентификаций, самозащит и самоподдержек, мы совершаем очень мужественный поступок и постепенно приближаемся к состоянию открытости, однако нужно иметь в виду, что в этом состоянии открытости совершенно не за что держаться.Пусть это называется свободой, но нас это долгое время ещё пугает.

Приведу несколько примеров обострения невроза в результате практики: первый из них — создание новой самокритики на основе духовных идеалов. При этом практика служит укреплению нашего чувства неполноценности; практикуя путь воина, мы всё больше убеждаемся, что ничего не достигнем. Это происходит в том случае, когда мы стремимся стать «хорошим» воином Или перестать быть «плохим» человеком, и наше мышление остаётся всё таким же поляризованным, ограниченным понятиями «правильного» и «неправильного», как раньше. Тогда, в стремлении достичь некоторого идеализированного «правильного» состояния, мы перешагиваем через то, что нам нежелательно, и таким образом обращаем практику против себя. На самом деле, в этом нет ничего нового, это свойственно всем людям. Просто в результате практики мы начинаем видеть, что мы делаем, и тогда можем начать с состраданием исследовать наши реакции. Что происходит с нами на психологическом уровне? Мы чувствуем себя неполноценными? Продолжаем верить в свои старые драмы?

Возможен также противоположный сценарий, когда мы используем практику для укрепления чувства собственного превосходства и собственной исключительности. Мы отважились вступить на путь воина, мы практикуем, пытаемся изменить свою жизнь и гордимся тем, что делаем что-то необычное и редкое в этом мире. В таком случае практика и учение служат повышению нашего самомнения, высокомерия и гордыни.

Ещё один невроз, который может усилиться в результате практики, — избегание. Нам хочется поскорее избавиться от своего бесполезного груза, и мы используем учение, чтобы отстраниться от хаоса и беспорядка своей жизни. Мы увлечённо практикуем открытость, широту ума и сердечность, не желая видеть того факта, что наш супруг-алкоголик или что мы сами зависимы от марихуаны. Так, с помощью духовной практики мы пытаемся уклониться от неприятных чувств.

Всё дело в том, что в практику бодхичитты, практику освобождения, мы привносим старые способы закрепления. Чтобы разглядеть свои привычные паттерны, полезно понаблюдать за тем, как мы относимся к практике, учению и учителю. Ожидаем, чтобы наши потребности удовлетворялись так же, как во всех старых невротических отношениях? Пытаемся с помощью духовности обойти то, что нас пугает? Очень легко не заметить, что мы по-прежнему стремимся найти опору, используя старые методы.

Пытаясь выйти из кокона, мы обычно пугаемся и начинаем хвататься за то, что нам привычно. Без терпеливого и доброжелательного отношения к этому неизбежному процессу мы никогда не сможем прийти к состоянию отсутствия эго и понять, сколько в нём заключено мудрости и сострадания. Мы должны постепенно развивать в себе уверенность, что отпускание ведёт к освобождению; и постоянно практиковать майтри. Чтобы привыкнуть к состоянию открытости и почувствовать его истинный вкус, требуется время.

Прежде всего, важно понять, что переживание страха или психологического дискомфорта может быть просто свидетельством того, что старые привычки начинают разрушаться и мы подходим ближе к естественному состоянию открытости. Трунгпа Ринпоче говорит, что пробуждающиеся воины почти всегда испытывают тревогу. Лично я убедилась в этом на собственном опыте. Однако вскоре подумала, что если беспокойство не проходит, значит, я должна познать и его. Когда мы начинаем относиться к своим страхам с большим вниманием и принятием, многое меняется. Мы приходим к пониманию, что вместо того, чтобы дрожать от страха и напряжения, как в кресле у дантиста, можно просто расслабиться и соединиться с новизной момента.

Итак, наша практика заключается в сострадательном наблюдении своих мыслей, эмоций и настроения. Сострадательное наблюдение собственных реакций и стратегий является важной частью процесса пробуждения. Мы должны внимательно исследовать свой невроз, который проявляется с особой силой, когда защитные механизмы начинают рушиться. Таким путём мы придём туда, где больше не верим в свои старые мифы, где мы не расщеплены и не сопротивляемся собственной энергии. Таким путём мы придём к праджняпарамите.

Но это требует постоянной практики. С момента вступления на путь воина-бодхисатгвы до обретения полной веры в свободу своего необусловленного ума, мгновение за мгновением мы отдаёмся тому что происходит. С совершенной точностью и мягкостью отказываемся от привычных способов обращения с собой и другими людьми, от привычных способов держать всё под контролем, от привычных способов блокировать бодхичитту. Делая это снова и снова на протяжении многих лет, проходя через все трудности и озарения мы постепенно обретаем вкус к неизвестности.

Использованные источники: advaitaworld.com

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

  Ладошки невроз

Портал знаний о Жизни

Психология взаимоотношений, здоровье, познание себя, саморазвитие

Вы здесь

Гештальт-терапия и дзен-буддизм

Итак, хотя гештальт-терапия является западным продуктом, но в период своего зарождения она вобрала в себя серьезную дозу восточного философского продукта, а конкретно чань-буддизма. На нашей территории его часто называют дзэн-буддизм. Вот прижилось такое название и всё. Помнят, чтят. Хотя на самом деле и китайский «чань» и японский «дзэн» -версии произношения слова «дхьяна/джхана» (санскрит), означающему «глубокое сосредоточение», медитацию, созерцание.

Вот некоторые базовые положения гештальттерапии и некоторые важные идеи буддизма:

1. Буддизм: все вещи состоят из элементов, составные вещи непостоянны, складываются и разлагаются.

Гештальттерапия: гештальт- целое состоящее из частей, которое складывается под влиянием момента и распадается когда в нем отпадает потребность. Контакт- первая реальность с которой мы имеем дело это процесс создания и разрушения гештальтов.

2. Буддизм: все потребности и эмоции это разные виды страдания. Неудовлетворенность — страдание, но и удовлетворение тоже рождает желание еще большего удовлетворения (страсть) и страх потерять (привязанность). Уменьшить страдания можно придерживаясь «серединного пути» — не мучая себя неудовлетворенностью, но и не привязываясь к удовольствиям. Стоит ценить только равновесие своего сознания.

Гештальттерапия: все потребности и эмоции это формы напряжения в поле организм — среда. Всякое напряжение имеет свою противоположность (полярность). Отклонение в любую из полярностей, залипание в любой из них — невроз. Здоровье это постоянное поддержание равновесия — гомеостаза. Способ избавиться от невроза — «творческое безразличие». Творческое безразличие это настроенность сознания на равновесие между противоположными силами.

3. Буддизм: ни одно явление, ни одна вещь не имеет независимого существования, все взамосвязано. Закон кармы означает, что производя изменения в какой-то части своей жизни вы вызываете изменения во всем что с этим связанно. Все существует только благодаря совокупности причин. Любое действие возвращается к вам по цепочке причин и следствий. Пытаясь улучшить какую-то часть своей жизни стоит задуматься не разрушите ли вы этим причины уже имеющегося у вас благополучия.

Гештальттерапия: все взамосвязано (холизм) изменения какой-то части приводит к изменению целого. У любого симптома есть положительная функция. Стараясь устранить симптом, стоит подумать не лишит ли это тебя скрытой выгоды, не разрушишь ли так то, что ты ценишь и любишь.

4. Буддизм: нирвана вне представлений. Сансара — захваченность сознания последствиями собственных действий, которые становятся причиной для других не всегда благих действий. Сансара это непонимание того, как сам создаешь свои проблемы, непонимание того, как сам создаешь свое сознание. Нирвана — состояние, в котором ум способен со стороны увидеть как он создает свои страдания и причины для новых. Представить себе такое, оставаясь в рамках сознания не понимающего, как оно создает самого себя — невозможно. Гештальттерапия: состояние несредственной осознанности и контакта можно только пережить. Представить и описать его концепциями можно только отчасти.

Использованные источники: www.po-znanie.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

  Предрасположение к неврозу навязчивости

Что скрывается за диагнозом ВСД. Разновидности неврозов

Есть один диагноз, который существует только в наших странах и диагноз этот — ВСД (вегето-сосудистая дистония). Так уж получилось, что ставят этот диагноз людям с абсолютно разными симптомами, которые относятся к различным частям тела. Это и головные боли и головокружения, и расстройства пищеварительного тракта, и различные боли и спазмы в теле и мышцах, и проблемы с позвоночником, и аритмии, высокое давление и ускоренный пульс и панические атаки…и многое многое другое. Что же объединяет все эти симптомы и всех людей с таким диагнозом?

В первую очередь — это отсутствие органических болезней и чистые анализы, которые выявляются после посещения врачей (кстати, врачей ВСДшники очень любят и сами зачастую имеют обширные медицинские познания). Обычно симптомы проявляются разные: то одно беспокоит, то другое и, постепенно у такого человека возникает мысль о тяжелых неизлечимых заболеваниях, которые никто не находит после очередного обследования. И если не прервать этот замкнутый круг, то бегать по больницам с постоянно новыми симптомами можно десятилетиями.

Как же излечиться, спросите вы? Для того, чтобы исцелиться от недуга нужно как минимум осознать, какой именно у тебя основной недуг, а не лечить симптомы. Возможно многим я открою секрет, но в 99% случаев основное заболевание, которое прячется под маской ВСД — это Невроз. Ниже, я хочу подробно описать основные виды неврозов, которые существуют для того, чтобы человек с диагнозом ВСД наконец-то увидел основную проблему, с которой нужно ему работать.

Виды неврозов.

1. Неврастения.
Неврастения проявляется, как невротическое расстройство, при котором у человека возникает повышенная раздражительность, утомляемость, туман в голове, который может чередоваться головокружениями и болями, при которых человек теряет способность к длительному умственному или физическому труду. При неврастении часто возникает дрожание рук и тахикардия. Основная отличетельная черта этого невроза — это сочетание повышенной раздражительности и возбуждения со слабостью, упадком сил и очень быстрой утомляемостью, что приводит к психическому и физическому истощению. У больных неврастенией очень часто сопутствует депрессия и частые мысли о своих соматических ощущениях.

Врачи терапевты нередко ставят пациенту с неврастенией такой мифический диагноз, как синдром хронической усталости, а также находят у пациента нарушения ЖКТ, сердечно-сосудистую недостаточность, хронический гастрит, пониженный иммунитет, дизбактериоз, низкий гемоглобин и так далее. Дерматолог скорее всего укажет на нейродермит, мануальный терапевт или остеопат обязательно найдет остеохондроз шейного отдела позвоночника, а психолог поставит диагноз депрессии. Действительно, при неврастеническом неврозе ухудшается зрение, падает иммунитет, а также уровень гемоглобина и обостряются все хронические болезни. Но это лишь следствия: если исцелить неврастению, то организм восстановится сам.

2. Истерический невроз.
Чаще всего истерический невроз протекает в виде приступов сильных эмоциональных всплесков (слез, криков), которые часто сопровождаются судорогами, преходящими параличами, потерей чувствительности в различных местах тела, слепотой и иногда даже потерей сознания и галлюцинациями. Истерический невроз более присущ женщинам, нежели мужчинам. Обычно люди с данной проблемой — это легко ранимые личности, которые не принимают критику в свой адрес. Обычно истерия — это бегство в болезнь, с помощью которой человек пытается манипулировать окружающими, уйти от болезненной ситуации или от ответственности. Это своего рода ответ на неприятие угнетающей ситуации. Чаще всего истерия возникает после сильного стресса.

3. Фобический невроз или тревожный невроз (тревожное расстройство).
Тревожный невроз характеризуется наличием постоянной тревоги и страха, а также наличием физиологических симптомов, связанных в первую очередь с работой вегетативной нервной системы. Возникает он после длительного стресса и перенапряжения. К вегетативным проявлениям относят такие симптомы, как: головные боли, головокружения, нарушения в работе сердечно-сосудистой системы (тахикардия, аритмия, периодические колебания артериального давления, сердцебиения), дыхательные расстройства (нехватка воздуха, психогенная одышка), а также различные нарушения со стороны органов пищеварения (тошнота, расстройства, запоры) и так далее. На фоне тревожного расстройства развивается социальная замкнутость, чувство неполноценности, сильная чувствительность к негативным оценкам окружающих и избегание социальных контактов в целом.

Из-за длительной тревоги могут возникнуть приступы паники (Панические Атаки), которые в дальнейшем могут привести к полной изоляции и агарофобии (боязни открытых пространств). Могут возникнуть всевозможные фобии: боязнь ездить в лифте, общественном транспорте и так далее. Люди с тревожным расстройством сознательно избегают тех мест и ситуаций, которые могут вызвать приступ панической атаки (ПА). В итоге человек начинает постоянно бояться самой панической атаки, которая может настигнуть его в любом месте. Данный невроз очень часто включает в себя и признаки Ипохондрии.

4. Ипохондрический невроз.
Проявляется ипохондрический невроз в постоянной тревоге и обеспокоенности своим здоровьем. Постоянная тревога в свою очередь вызывает постоянные физиологические симптомы, которые заставляют человека постоянно бегать по больницам и сдавать анализы, подозревая у себя неизлечимые болезни. Ипохондрическое расстройство определяется как постоянное предъявление соматических жалоб, но с фиксацией не только на жалобах, а на болезни в целом. К тому же при жалобах человек с данным неврозом старается воздерживаться от лекарств (т.к. часто после приема лекарств ему становится еще хуже). Поводом для проявления ипохондрических навязчивых мыслей может послужить рассказ о чьей-либо болезни или смерти, статья в интернете о каких-то симптомах, незначительное заболевание или любое временное вегетативное нарушение (тахикардия ,жар в теле и т.д.).

Такая озабоченность своим здоровьем со временем пересрастает в постоянное чувство тревоги и страха. Человек начинает все чаще прислушиваться к своему телу и остро реагировать на малейший дискомфорт или боль. На фоне разнообразия беспокоящих симптомов часто развивается ипохондрическая депрессия. А при выраженных страхах какого-то определенного заболевания, ипохондрия сочетается с тревожно-фибическим расстройством и неврозом навязчивых состояний.

5. Невроз навязчивых состояний (психастения, обсессивно-компульсивное расстройство).
Этот невроз характеризуется наличием частых навязчивых мыслей и страхов (обсессий), которые непроизвольно вторгаются в сознание и которые, страдающий неврозом человек, не может преодолеть. Чтобы как-то снизить тревогу, человек придумывает свои правила и ритуалы, которые часто повторяются в его поведении. Пациент обычно хорошо осознает всю бессмысленность своих действий, но не может с этим ничего поделать. Зачастую, главной причиной возникновения данного невроза является психотравматический опыт в прошлом.

6. Депрессивный невроз.
При депрессивном неврозе человек испытывает постоянную подавленность, усталость, потерю интереса к жизни, его могут преследовать мысли о суициде. Часто депрессивный невроз развивается у людей склонных к категоричным суждениям и оценкам, у которых отсутствует гибкость и способность приспосабливаться к изменениям. Депрессивный невроз обычно развивается в ответ на длительную травмирующую ситуацию, с которой человек не может сам справиться. Депрессивный невроз практически всегда сопровождается вегетативно-соматическими расстройствами и нарушениями сна.

Большинство людей склонны к неврастении, тревожному и депрессивному неврозам. Эмоциональные и творческие натуры страдают также и от истерии. У пожилых людей чаще всего возникает ипохондрический невроз.

Вам поставили диагноз ВСД, но вы не смогли улучшить свое самочувствие? Если вы нашли у себя симптомы из тех, что описаны в данной статье, то теперь вы знаете, какое заболевание у вас является основным. Невроз полностью обратим! Помните об этом.

И под конец немного юмора 🙂 Улыбнитесь, выход всегда есть!

Использованные источники: meditation-portal.com

Похожие статьи