Концепция неврозов в гештальте

Генезис невроза в гештальт –психологии.

Гештальт-подход в определении невроза смещает акцент с рассмотрения невроза как внутреннего конфликта к рассмотрению невроза как нарушения цикла контакта организма и среды в постоянно изменяющемся поле. В отличие от психоаналитического направления гештальт подход рассматривает внутренний конфликт не как тормоз в развитие личности, а как возможную точку роста личности. Человеческое поведение, согласно гештальт-теории, подчиняется принципу формирования и разрушения гештальтов. Здоровый организм функционирует на основе саморегуляции. Насущная потребность возникает и начинает занимать доминирующее внимание организма — фигура проявляется из фона. Далее организм ищет во внешней среде объект, который способен удовлетворить эту доминирующую потребность, например, пищу при чувстве голода. Сближение и адекватное взаимодействие с объектом приводит к удовлетворению потребности — гештальт завершается и разрушается.

Контакт — базовое понятие гештальт-терапии. Организм не может существовать в среде, лишенной других людей. Все основные потребности могут удовлетворяться только в контакте с окружающей средой. Место, в котором организм встречается с окружающей средой, является границей контакта. То, насколько человек способен удовлетворять свои потребности, зависит от того, насколько гибко он может регулировать контактную границу. Контактная граница между индивидом и средой у здорового индивида подвижна, допуская и контакт со средой, и уход от нее. Контакт – это формирование гештальта, уход – завершение. Невроз это не патология психики, это патология контакта.

Невротик в отличие, от здорового человека встречаясь с ситуацией дискомфорта, формирует симптом, который закрепляет ситуацию в ее прошлом виде. В этот момент индивидуальные потребности индивида приносятся в жертву потребностям выживания, а чтобы удовлетворить свои потребности нужно отличать себя от окружающего мира, чего не может сделать невротическая личность. Момент принятия решения очень важен, т.к. именно в этот момент необходимо выделить более важную потребность данного момента времени. Если индивидуум не способен выделить свою потребность она остается не удовлетворенной и уходит в фон и временно или полностью исключается из существования. Работа терапевта должна быть направлена на восстановление контактной границы, так как в основе невроза всегда лежит нарушение контактной границы и манипуляции с возбуждением.

46.Основные положения трансактного анализа Е.Берна.Основной целью терапевтического процесса в традиции трансактного анализа является реконструирование личности на основе пересмотра жизненных позиций. Большая роль уделяется способности человека к осознанию непродуктивных стереотипов своего поведения, которые мешают принятию именно адекватных настоящему моменту решений, а также способности формировать новую систему ценностей и решений, исходя из собственных потребностей и возможностей.

Личностное развитие. Человеческий организм отличается потребностью в различных формах контакта с окружающими людьми и получением реакции от них в процессе взаимодействия. Эта потребность получила название стимульного голода. Первая форма проявления этой потребности у маленького ребенка является тактильный голод, то есть потребность в физической близости. Отсутствие адекватного физического контакта повышает восприимчивость к заболеваниям и даже приводит к смерти. Потребность в тесном физическом контакте сохраняется на протяжении всей жизни, поэтому индивид постоянно стремится к физической близости с другими людьми. Вместе с тем довольно рано люди усваивают простую истину: нельзя получить все, что пожелаешь, поэтому начинается поиск компромиссов, принятие других форм контакта. Тактильный голод преобразуется в голод признания, то есть простое подтверждение своего существования другими людьми, «словесное прикосновение». Факты такого узнавания получили название поглаживаний по аналогии с физическими поглаживаниями детей как проявлением ласки. Поглаживание представляет собой основную единицу социального взаимодействия; обмен поглаживаниями составляет трансакцию.

Третьей формой стимульного голода является структурный голод, или потребность организовывать и заполнять время, чтобы избежать скуки В экзистенциальном смысле функция всей социальной жизни — заручиться взаимной поддержкой в реализации этого проекта. Голод возбуждения — это желание или предпочтение структурировать время интересными и волнующими способами. Разновидностью структурного голода является голод лидерства. Лидеры организуют деятельность и программы, благодаря которым люди могут заполнить и структурировать свое время.

47.Структура личности в концепции Е. Берна.

Структура личности состоит из трех частей. Три состояния «Я» представляет Родитель, Взрослый и Ребенок. Термин «Я-состояние» предназначен для обозначения состояний ума и соответствующих им стереотипов поведения, как они происходят в природе. Каждый индивид включает в себя все три Я-состояния, что проявляется в разных, часто противоречивых, наборах поведенческих стереотипов. Эти наборы поведенческих стереотипов обозначаются как Родитель, Взрослый и Ребенок.

Я-состояние Родителя. Я-состояние Родителя ведет свое начало от экстеропсихе, предполагающей деятельность по идентификации. Выражаясь языком трансактного анализа, «каждый носит в себе своих родителей». Родитель Берна не похож на фрейдовское Суперэго, хотя Суперэго представляет один из аспектов Родителя, родительское влияние. Родительское влияние — понятие не абстрактное; оно является результатом прямых, настоящих трансакций с родителями. Родительское влияние состоит не только в запретах, но и в разрешениях, поощрении, опеке и командах. Родительское влияние приводит к тому, что индивиды реагируют на окружающую действительность так, как желали бы того их родители.

Я-состояние Взрослого. Я-состояние Взрослого фокусируется на обработке данных и оценке вероятностей. Образно говоря, «В каждом человеке есть Взрослый». Взрослый необходим для выживания в этом мире. Кроме того, это состояние регулирует деятельность Родителя и Ребенка, служит посредником между ними. Я-состояние Ребенка. Каждый Взрослый когда-то был ребенком, отголоски детства проявляются в более поздней жизни Фигурально выражаясь, «в каждом из нас живет маленький мальчик или маленькая девочка. Ребенку свойственны три формы проявления: естественный Ребенок обладает очарованием и интуицией, спонтанностью и креативностью; поведение адаптированного Ребенка модифицируется или тормозится Родительским влиянием; бунтующий Ребенок противостоит Родительскому контролю.

Эти три Я-состояния можно изобразить в виде трех не перекрывающихся, но соприкасающихся кругов, расположенных по вертикали, что отражает их отличие друг от друга и обычную несовместимость. Родитель располагается вверху, его функция — этическое руководство; Взрослый осуществляет взаимодействие с реальностью; Ребенок представляет собой вместилище, а иногда и буйство архаических тенденций. Эти три ипостаси формируют моральную иерархию. Родитель — наиболее слабое ее звено, а Ребенок — наиболее сильное. Родитель, Взрослый и Ребенок обладают равными правами, каждое из этих проявлений занимает свое место в нормальной жизни. Необходимость в анализе и перестройке возникает лишь при нарушении здорового равновесия. Каждый из них воспринимает раздражители по-разному и реагирует в соответствии со своим восприятием.Психическая энергия, или катексис, перетекает из одного Я-состояния в другое; состояние, активированное в данный момент, обладает исполнительной властью; иначе говоря, оно определяет поведение индивида.

Использованные источники: studopedia.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Срыв и невроз

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

Концепция неврозов в гештальте

Концепция невроза в гештальт-подходе

Перлз [12] видит причины возникновения невроза в нарушении границы контакта общества и индивидуума: «Мы не можем возложить вину за это… ни на индивида, ни на среду, если рассматриваем человека как индивида и как социальное существо, то есть как часть поля, объемлющего организм и среду. Выше, говоря о старой психофизической проблеме, было отмечено, что между элементами, составляющими целое, невозможно установить причинно-следственные отношения. Поскольку индивид и его среда — элементы единого целого, ни один из этих элементов не может отвечать за болезни другого.

Но оба элемента больны. Общество, в котором присутствует множество невротических индивидов, должно быть невротическим обществом. И также значительное количество индивидов, живущих в невротическом обществе, должно быть невротиками…» [12]

Дисбаланс возникает тогда, когда индивид и группа испытывают в одно и то же время различные потребности, и индивид не способен решить, какая из них доминирует. Группа может быть семьей, государством, социальным кругом, сотрудниками — любым сочетанием людей, обладающих определенными функциональными отношениями между собой в какой-то момент времени. Индивид, являющийся частью этой группы, испытывает потребность в контакте с ней в качестве одного из первичных обеспечивающих выживание психологических импульсов, хотя, конечно, эта потребность не переживается им все время с одинаковой интенсивностью. Но, когда одновременно с этой потребностью он испытывает какую-то личную потребность, удовлетворение которой требует ухода из группы, возникают трудности.

В ситуации конфликта потребностей индивид должен быть, способен к принятию ясного и определенного решения. Приняв такое решение, он либо остается в контакте, либо уходит. Он временно должен пожертвовать менее важной потребностью ради более важной, и так он и делает. Ни для него, ни для окружающих это не связано со сколько-нибудь значительными последствиями. Но если он не способен к различению и не может принять решение или если его не удовлетворяет то решение, которое он принимает, он не может ни полноценно находиться в контакте, ни полноценно уйти, и это отрицательно действует и на него, и на окружающих [1].

Все невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и остальным миром, и всем им присуще то обстоятельство, что в неврозе социальная граница и граница среды ощущаются сдвинутыми слишком далеко в сторону индивида.

Хотя мы полагаем, что невроз как нарушение границы контакта вызывается первоначально действием четырех различных механизмов, было бы неверным говорить, что какое-либо конкретное невротическое поведение может быть примером только одного из них. Нельзя также утверждать, что каждое определенное нарушение на границе контакта, каждое нарушение равновесия в поле, объединяющем организм и среду, создают невроз или свидетельствуют о невротическом паттерне. Ситуации, в которых это имеет место, в психиатрии называют травматическими неврозами. Травматические неврозы являются по существу защитными паттернами, возникающими при попытке индивида справиться с вызвавшим сильный страх внедрением общества или столкновением со средой. — Например, если родители заперли двухлетнего ребенка в темном клозете на всю ночь, он испытывает почти невыносимое напряжение. Он оказывается ничем, даже менее чем ничем: объектом манипулирования, лишенным собственных прав и собственных возможностей. «Его» уже нет, есть только «они» и то, что «они» могут сделать. Защищаясь от этой ситуации, ребенок может создать устойчивые, не поддающиеся изменениям паттерны поведения, которые могут сохраняться долгое время после того, как опасность миновала. Они порождены травмой, но продолжают действовать и тогда, когда сама травма перестала существовать.

Но, как правило, нарушение границы контакта, лежащее в дереве невроза, менее драматично. Это изводящие, хронические, повседневные вмешательства в процессы развития, процессы познания и принятия себя, благодаря которым мы достигаем способности опираться на себя в зрелости. Какую бы форму ни принимали эти вмешательства и прерывания развития, они приводят к возникновению продолжительного замешательства и трудностей в различении между собой и другими [1].

Использованные источники: studbooks.net

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Астено-депрессивный невроз это

  Срыв и невроз

  Ладошки невроз

Механизмы формирования неврозов в гештальттерапии.

Разработанная Ф.Перлзом теория неврозов основана на предпосылке, что люди должны найти свой собственный путь в жизни и принять на себя личную ответственность, если они надеются достичь зрелости. Это подход, направленный на развитие самостоятельности личности, обретения подлинной жизненности, способности получать удовольствие от жизни в настоящем.
Функционирование организма осуществляется по принципу саморегуляции. Человек находится в равновесии с самим собой и окружающим его миром. Для сохранения гармонии нужно лишь довериться «мудрости тела», быть самим собою, осуществлять свое «Я», реализовывать свои потребности, наклонности, способности. Перлз считает, что именно эти критерии определяют путь гармоничной, здоровой личности, а все невротические затруднения возникают из неспособности индивида находить и поддерживать правильное равновесие между собой и остальным миром.
Естественным ритмом жизнедеятельности организма является формирование и завершение гештальтов, в качестве которых может выступать желание, чувство или мысль, которые в данный момент преобладают над всеми остальными желаниями, чувствами и мыслями. Как только потребность удовлетворяется, гештальт завершается, он теряет свою значимость и отодвигается на задний план, уступая место новому гештальту.
Иногда потребность удовлетворить нельзя. В таком случае гештальт остается незавершенным, а поэтому не может быть отреагирован и уступить место другому. Такая неотреагированная потребность становится, по Ф. Перлзу, причиной многих незавершенных проблем, которые через некоторое время начинают оказывать воздействие на текущие психические процессы. Полная блокировка незавершенных гештальтов может привести к неврозу.
По теории Ф. Перлза для удовлетворения своих потребностей каждому человеку необходимо постоянно быть в контакте с зонами своего внутреннего и внешнего мира.
Внутренняя зона осознания включает процессы и события, происходящие в теле (напряжение мышц, ком в горле, поза, головная боль, жажда, утомление). Внешняя зона представляет собой совокупность внешних событий, которые поступают в сознание в качестве сенсорных сигналов (мокрый снег, шорох листвы, фигура прохожего). Перлз считал, что информация, поступающая от внутренней и внешней зон, почти не оценивается и не интерпретируется.
Ф. Перлз так же выделяет среднюю зону, которую называет зоной фантазий (мысли, фантазии, верования, отношения и другие интеллектуальные или мыслительные процессы). По Перлзу — средняя зона рождает интерпретации и главным становится не то, что человек видит на самом деле, а его страхи, предубеждения, ожидания или фантазии. Ф. Перлз полагал, что неврозы возникают в результате тенденции к сосредоточению именно на средней зоне за счет исключения из сознания событий внутренней и внешней зон. Он утверждал, что корни патологических состояний лежат в нашей тенденции фантазировать и интеллектуализировать при интерпретации того, что мы осознаем.
Когда человек находится в средней зоне, то главным образом живет прошлым и будущим, а между тем саморегуляция организма зависит от осознания настоящего и от способности жить в полной мере «здесь и сейчас».

Позиция и роль психолога-консультанта в процессе гештальттерапии.

Техники гештальттерапии.

Техники, используемые в гештальт-терапии, группируются вокруг двух главных направлений работы. Их называют принципами и играми. Принципы вводятся на начальной стадии терапии, и их не слишком много, число же игр не ограничено. Принципы указывают предпочтительные направления поведения и условия, которые благоприятствуют расширению осознания и наиболее полному контакту с окружением и самим собой.

Основными принципами гештальт-терапии являются следующие:
1. Принцип «сейчас». «Сейчас» — это функциональная концепция того, что и как делает индивид в данный момент. Например, акт воспоминания далекого прошлого явялется частью «сейчас», а то, что происходило несколько минут назад, не является «сейчас».
2. Принцип «я — ты». Выражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Часто свои высказывания члены психотерапевтической группы направляют не по адресу -конкретному участнику, а в сторону или в воздух, что обнаруживает их опасения говорить прямо и откровенно. Психотерапевт побуждает участников группы к непосредственному общению.
3. Принцип субъективизации высказываний. Психотерапевт предлагает пациенту заменить объективизированные формы («что-то давит в груди») на субъективизированные («я подавляю себя»).
4. Континуум сознания. Является неотъемлемой частью всех технических процедур, но может использоваться и в качестве отдельного метода. Это концентрация на спонтанном потоке содержания переживаний, метод подведения индивида к непосредственному переживанию и отказу от вербализаций и интерпретаций, одно из центральных понятий. Осознание чувств, телесных ощущений и наблюдение за движениями тела способствуют ориентации человека в самом себе и в своих связях с окружением.

Технические процедуры называются гештальт-играми. Это разнообразные действия, выполняемые пациентами по предложению психотерапевта, которые способствуют более непосредственной конфронтации со значимым содержанием и переживаниями. Эти игры предоставляют возможность экспериментировать с самим собой и другими участниками группы. В процессе игр участники группы «примеряют» различные роли, входят в разные образы, отождествляются со значимыми чувствами и переживаниями, отчужденными частями личности и интроектами. Цель игр-экспериментов — достижение эмоционального и интеллектуального прояснения, приводящего к интеграции личности. Эмоциональное осознание («ага-переживание») — это такой момент самопостижения, когда человек говорит: «Ага!». По Ф.Перлзу, «ага» — это то, что происходит, когда что-нибудь защелкивается, попадая на свое место; каждый раз, когда «закрывается» гештальт, «звучит» этот щелчок. По мере накопления фактов эмоционального прояснения приходит прояснение интеллектуальное.

Число игр не ограничено, так как каждый психотерапевт, пользуясь принципами гештальт-терапии, может создавать новые игры или модифицировать уже известные.

Наиболее известными являются следующие игры.
1. Диалог между частями собственной личности. Когда у пациента наблюдается фрагментация личности, психотерапевт предлагает эксперимент: провести диалог между значимыми фрагментами личности — между агрессивным и пассивным, «нападающим» и «защищающимся». Это может быть диалог и с собственным чувством (например, с тревогой, страхом), и с отдельными частями или органами собственного тела, и с воображаемым значимым для пациента человеком. Техника игры такова: напротив стула, который занимает пациент («горячий стул»), располагается пустой стул, на который «сажают» воображаемого «собеседника». Пациент поочередно меняет стулья, проигрывая диалог, пытаясь максимально отождествлять себя с различными частями своей личности.
2. Совершение кругов. Пациенту предлагается пройти по кругу и обратиться к каждому участнику с волнующим его вопросом, например, выяснить, как его оценивают другие, что о нем думают, или выразить собственные чувства по отношению к членам группам.
3. Незаконченное дело. Любой незавершенный гештальт есть незаконченное дело, требующее завершения. По существу, вся гештальт-терапия сводится к завершению незаконченных дел. У большинства людей есть немало неулаженных вопросов, связанных с их родственниками, родителями и т.п. Чаще всего, это невысказанные жалобы и претензии. Пациенту предлагается с помощью приема пустого стула высказать свои чувства воображаемому собеседнику или обратиться непосредственно к тому участнику психотерапевтической группы, который имеет отношение к незаконченному делу.
Гештальт-психотерапевтами замечено, что наиболее частое и значимое чувство — чувство обиды. Именно с этим чувством работают в игре, которая начинается со слов: «Я обижен.».
4. Проективная игра. Когда пациент заявляет, что другой человек имеет некое чувство или черту характера, его просят проверить, не является ли это его проекцией. Пациенту предлагается «разыграть проекцию», т.е. примерить на самого себя это чувство или черту. Так, пациента, который заявляет: «Я испытываю к тебе жалость», просят разыграть роль человека, вызывающего жалость, подходя к каждому из участников группы и вступая с ним во взаимодействие. Постепенно входя в роль, человек раскрывает себя, при этом может произойти интеграция прежде отвергаемых сторон личности.
5. Выявление противоположного (реверсия). Явное поведение пациента часто носит характер защиты, скрывающей противоположные тенденции. Для осознания пациентом скрытых желаний и противоречивых потребностей ему предлагается разыграть роль, противоположную той, которую он демонстрирует в группе. Например, пациентке с манерами «душечки» предлагается разыграть роль агрессивной, высокомерной, задевающей других женщины. Такой прием позволяет достичь более полного соприкосновения с теми сторонами своей личности, которые прежде были скрыты.

6. Упражнения на воображение. Иллюстрируют процесс проекции и помогают участникам группы идентифицироваться с отвергаемыми аспектами личности. Среди таких упражнений наиболее популярна игра «Старый заброшенный магазин». Пациенту предлагают закрыть глаза, расслабиться, затем представить, что поздно ночью он проходит по маленькой улочке мимо старого, заброшенного магазина. Его окна грязные, но если заглянуть, можно заметить какой-то предмет. Пациенту предлагают тщательно его рассмотреть, а затем отойти от заброшенного магазина и описать предмет, обнаруженный за окном. Далее ему предлагается вообразить себя этим предметом и, говоря от первого лица, описать свои чувства, ответить на вопрос, почему он оставлен в магазине, на что похоже его существование в качестве этого предмета. Идентифицируясь с этими предметами, пациенты проецируют на них какие-то свои личностные проблемы.

В гештальт-терапии большое внимание уделяется работе со сновидениями пациентов. Перефразируя З.Фрейда, Ф.Перлз говорил, что «сон — это королевская дорога к интеграции личности». В отличие от психоанализа, в гештальт-терапии не интерпретируются сны, они используются для интеграции личности. Автор считал, что различные части сна являются фрагментами нашей личности. Для того, чтобы достичь интеграции, необходимо их совместить, снова признать своими эти спроецированные, отчужденные части нашей личности и признать своими скрытые тенденции, которые проявляются во сне. С помощью проигрывания объектов сна, отдельных его фрагментов, может быть обнаружено скрытое содержание сновидения через его переживание, а не посредством его анализа.

Использованные источники: lektsii.org

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

  Ладошки невроз

Понимание невроза в гештальт-терапии, факторы его возникновения и техники работы

Гештальтисты: Робин Жан-Мари, Гингер, Булубаш, Малкина Пых, Сименс Харм Применение Гештальта при лечении пациентов от зависимостей, Шиффман Гештальт-самотерапия. Новые техники личностного роста, Хломов Парадоксы гештальт-терапии

Невротик — человек, у которого нарушен ритм контакта-ухода. Он не может решить, когда ему принять участие в чем-либо, и когда ему уйти. Его жизненные дела не закончены, у него идут постоянные прерывания, которые искажают его чувство ориентации. И он уже не способен различать, какие объекты и люди наделены для него позитивным катексисом, а какие негативным. Он не знает, от чего уходить. Он потерял свободу выбора, он не может выбрать подходящие средства для своих целей, потому что не умеет видеть возможности, которые перед ним открываются».

Невроз в гештальт понимается не столько как расстройство внутреннего физического состояния, сколько как расстройство переживания опыта, в который включены индивид и мир, организм и среда. Один из базовых признаков невроза — невозможность надлежащим образом ориентироваться в среде. Чаще всего это сопровождается тревожностью. Одной из отличительных особенностей невроза в понимании гештальт-терапии является невозможность изменения или отказ от нового: невроз не позволяет осознать исходящие от нового потенциальные угрозы; возбуждение трансформируется в тревожность, которая не касается чего-то определенного или цепляется за что-то как за предлог.

В связи с этим, одно или несколько нарушений равновесия на границе контакта, обусловленные неврозом, кажутся невротику наиболее эффективным способом сохранения баланса и ощущения адекватной саморегуляции в крайне неблагоприятных ситуациях. Перлз четко разделял понятия «здоровье», «психоз» и «невроз». Здоровые люди находятся в контакте с реалиями как самих себя, так и окружающего мира. При психозе люди оказываются неспособными на соприкосновение с действительностью и входят в контакт с майей, особенно часто развиваются фантазии, связанные с идеями мании величия и никчемности. При неврозе идет непрерывная борьба между майей и действительностью.

Перлз сделал вывод, что структура невроза является пятислойной.

Первый уровень — клише или, как его еще называют «уровень фальшивых отношений, уровень игр и ролей» заключается в реагировании на других стереотипными и неподлинными путями. Это уровень, на котором люди играют в игры и теряют себя в ролях, пытается жить в фантазии, созданной нами или другими. Здесь люди активно манипулируют друг другом, прибегая к фиктивным ролям и играм,

Невротическая личность отказывается от реализации своего «Я», поступает согласно ожиданиям окружающих. В результате собственные цели и потребности оказываются неудовлетворенными. Человек в этом случае испытывает фрустрацию, разочарование и бессмысленность своего существования.

Второй уровень — фобический, связан с осознанием фальшивого поведения и манипуляций.

На этом уровне люди пытаются избежать эмоциональной боли, которая ассоциирую тем, что человек видит аспекты самого себя, которые предпочел бы отрицать. Но когда человек представляет себе, какие последствия могут возникнуть, если он начнет вести себя искренно, его охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем является, боится, что общество отвергнет его.

Третий уровень – тупик (точка болезни) характеризуется фобической позицией, которая проявляется в уклонении и бегстве от подлинной жизни, потому что человек не знает, что делать, куда двигаться. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать свои собственные ресурсы, обрести внутреннюю точку опоры.

Типичным поведением при этом является следующее: люди пытаются манипулировать окружающей средой, чтобы она видела, слышала, ощущала, думала и принимала решения за них. В тупике они часто ощущают нечто вроде смерти и чувствуют, что они — ничто.

Четвертый уровень – имплозия. Это состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обусловленное осознанием того, как человек ограничил и подавил себя. Такое состояние характеризуется страхом смерти или ощущением отсутствия жизни.

Ф. Перлз считает, что необходимо пройти через этот имплозивный уровень, чтобы обрести собственное Я. Только вступая в контакт с этим уровнем, и неподлинными проявлениями, человек обнаруживает защитные механизмы и начинает контактировать с собственным «Я». Перлз утверждал, что снятие имплозивного уровня создает взрывное состояние.

Пятый уровень — эксплозия (взрыв) — это глубокое и интенсивное эмоциональное переживание. Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Перлс описывает четыре типа эксплозии: скорбь, гнев, радость, оргазм.

Эксплозии могут быть различными по интенсивности, в зависимости от количества энергии, вложенной в имплозивный уровень.

Для преодоления невроза человек должен пройти все уровни и дойти до «взрыва». Но не каждый может самостоятельно выйти из невроза, чаще всего людям необходима помощь. Перлз считал, что в терапии невроза человек обязательно должен пройти через «взрыв». Только в этом случае гештальт может быть завершен, а, следовательно, проблема решена.

При работе с неврозами терапевт создает условия эксперимента, где пациент сам находит, что для него полезно, что вредно [4].

Гештальт – терапевт предлагает пациенту разнообразные игры и упражнения, которые способствуют более непосредственной конфронтации со значимым содержанием и переживаниями, а так же предоставляют возможность экспериментирования с самим собой и другими участниками группы. В процессе игр пациенты «примеряют» различные роли, входят в разные образы, отождествляются со значимыми чувствами и переживаниями, отчужденными частями личности и интроектами.

Цель гештальт-терапии — снять блокирование и стимулировать развитие.Создать цель и внутренний источник опоры, создать контакт с собой и с окружением, обогащать сознавание установок и способов поведения прошлого и настоящего, развить готовность пациента к принятию решения и действий. Наиболее известными являются следующие игры.

1. Диалог между частями собственной личности. Игра используется при фрагментации личности. Психотерапевт предлагает пациенту провести диалог между значимыми фрагментами личности — между агрессивным и пассивным, «нападающим» и «защищающимся». Это может быть диалог и с собственным чувством (например, с тревогой, страхом), и с отдельными частями или органами собственного тела, и с воображаемым значимым для пациента человеком.

2. Совершение кругов. Пациенту предлагается пройти по кругу и обратиться к каждому участнику с волнующим его вопросом, например, выяснить, как его оценивают другие, что о нем думают, или выразить собственные чувства по отношению к членам группы.

3. Незаконченное дело. Пациенту предлагается с помощью высказать свои чувства воображаемому собеседнику или обратиться непосредственно к тому участнику психотерапевтической группы, который имеет отношение к незаконченному делу.

4. Проективная игра. Пациенту предлагается «разыграть проекцию», т. е. примерить на самого себя это чувство или черту характера, которую он приписывает другому. Постепенно входя в роль, человек раскрывает себя, при этом может произойти интеграция прежде отвергаемых сторон личности.

5. Выявление противоположного (реверсия). Для снятия защиты и оосознания пациентом скрытых желаний и противоречивых потребностей ему предлагается разыграть роль, противоположную той, которую он демонстрирует в группе. Такой прием позволяет достичь более полного соприкосновения с теми сторонами своей личности, которые прежде были скрыты.

6. Упражнения на воображение. Иллюстрируют процесс проекции и помогают участникам группы идентифицироваться с отвергаемыми аспектами личности. Среди таких упражнений наиболее популярна игра «Старый, заброшенный магазин». Пациенту предлагают представить вообразить себя предметом в старом заброшенном магазине, описать свои чувства, ответить на вопрос, почему он оставлен в магазине, на что похоже его существование в качестве этого предмета. Идентифицируясь с предметами, пациенты проецируют на них какие-то свои личностные аспекты [2].

7. Игра «У меня есть тайна». Исследование чувства «вины и стыда». Эти тайны не следует высказывать, но представить, как члены группы реагировали бы на нее.

Следующий этап «похвастайтесь своей тайной» .

8. Игра «Я принимаю ответственность». После заявления пациент должен добавлять: И я принимаю ответственность за это

Использованные источники: studopedia.org

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

  Невроз желчного пузыря симптомы

  Невроз психогенная одышка лечение

УРОВНИ НЕВРОЗА

В процессе гештальт-терапии больной неврозом на пути к раскрытию своей истинной индивидуальности проходит пять уровней, которые Перле называет уровнями невроза. Психотерапия при этом напоминает процесс реставрации картины, когда постепенно, шаг за шагом, снимаются наслоения и проступает подлинник — истин ная, глубинная сущность человека.

Первый уровень — уровень фальшивых отношений,

уровень игр и ролей. Невротическая личность отказывается от реализации своего «Я» и живет согласно ожиданиям других людей. В результате собственные цели и потребности игнорируются человеком и остаются неудовлетворенными, вследствие чего наступают фрустрация, разочарование, переживание бессмысленности своего существования. Отказываясь от самого себя, больной неврозом стремится быть кем-то другим. Поэтому он постоянно носит маску, играет роль, выполняет предписания, следует наложенным на него ограничениям и запретам. Мы с презрением относимся к нашим истинным качествам и отчуждаем их от себя, создавая пустоты, заполняющиеся фальшивыми артефактами. Мы начинаем вести себя так, как будто на самом деле обладаем теми качествами, которых требует от нас окружение и которые, в конечном счете, начинает требовать от нас наша совесть, или «супер-эго».

Второй уровень — фобический, связанный с осознанием фальшивого, неистинного поведения, игры и манипуляций. Когда пациент, осознав собственную неискренность, представит себе, какие последствия могут возникнуть, если он начнет вести себя искренне, в согласии и в соответствии с собственной природой, его охватывает страх — страх перед собственной природой, которая представляется темной могущественной силой, стихийной и неуправляемой. Человек боится этой силы, он боится быть тем, кем, по сути дела, является, боится, что в наказание за несоблюдение социальных запретов, предписаний и ограничений общество подвергнет его остракизму. Он боится быть отвергнутым и поэтому продолжает держаться за свою маску.

Третий уровень — тупик. Он характеризуется ощущением пустоты: человек не знает, что ему дальше делать с самим собой, куда Двигаться и к чему стремиться. Он переживает утрату поддержки извне, лишение социальной защищенности, причастности обществу, но при этом еще не готов использовать собственные ресурсы, не способен обрести внутреннюю точку опоры. Любые изменения представляются человеку опасными, устрашающими, угрожающими его благополучию. Он фиксирует наличное состояние, избегая каких-либо изменений.

Четвертый уровень — имплозия. Это состояние внутреннего смятения, отчаяния, отвращения к самому себе, обусловленное полным и глубоким осознанием того, насколько человек ограничил и подавил себя, заблокировал свои возможности и способности развития. На этом уровне пациент может испытывать страх смерти. Противоположные части как бы застывают. Если осознавание не прерывается, умирание переживается актуально. Подобные переживания требуют вовлечения огромного количества психической энергии, которая загружает столкновение противоборствующих сил. Пациенту кажется, что возникающее вследствие этого давление может его уничтожить. Человек испытывает чувство парализованности, омертвения, рождающего убеждение, что через мгновение должно произойти что-то страшное.

Пятый уровень — эксплозия (взрыв). Достижение данного уровня означает формирование аутентичной личности, которая наконец-то обретает способность к переживанию и выражению своих подлинных эмоций. Осознавание на этом последнем уровне дает соприкосновение с глубинной сущностью личности — с Самостью. Человек освобождает свои чувства и может спонтанно выражать эмоции. При этом проявляется истинное «Я», происходит взрыв ранее заблокированных эмоций. Эксплозия — это глубокое и интенсивное эмоциональное переживание (Александров А. А., 1997; Карвасарский Б. Д., 1998).

Перле описывает четыре вида взрывов. Это может быть взрыв горя, печали из-за потери или смерти, не выраженных ранее до конца, и тогда человек разражается рыданиями. Это может быть взрыв оргазма, если ранее подавлялись сексуальные переживания. Взрыв может быть также связан с высвобождением гнева, ярости, ненависти, злости. И наконец, может быть взрыв ликования и смеха, вызванный освобождением спонтанной радости.

Перле всячески подчеркивал естественность психотерапевтического процесса. Движение по этому пути нельзя форсировать, как нельзя помочь вырасти цветку, если тянуть его вверх, он сам тянется к солнцу, в своем ритме. Так и организм, следуя собственной мудрости, стремится к самоисцелению (Бурлачук Л. Ф. и др., 1999).

Использованные источники: texts.news

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Срыв и невроз

  Невроз желчного пузыря симптомы

  Лечат ли невроз фенибутом

Генезис невроза в гештальт –психологии.

Гештальт-подход в определении невроза смещает акцент с рассмотрения невроза как внутреннего конфликта к рассмотрению невроза как нарушения цикла контакта организма и среды в постоянно изменяющемся поле. В отличие от психоаналитического направления гештальт подход рассматривает внутренний конфликт не как тормоз в развитие личности, а как возможную точку роста личности. Человеческое поведение, согласно гештальт-теории, подчиняется принципу формирования и разрушения гештальтов. Здоровый организм функционирует на основе саморегуляции. Насущная потребность возникает и начинает занимать доминирующее внимание организма — фигура проявляется из фона. Далее организм ищет во внешней среде объект, который способен удовлетворить эту доминирующую потребность, например, пищу при чувстве голода. Сближение и адекватное взаимодействие с объектом приводит к удовлетворению потребности — гештальт завершается и разрушается.

Контакт — базовое понятие гештальт-терапии. Организм не может существовать в среде, лишенной других людей. Все основные потребности могут удовлетворяться только в контакте с окружающей средой. Место, в котором организм встречается с окружающей средой, является границей контакта. То, насколько человек способен удовлетворять свои потребности, зависит от того, насколько гибко он может регулировать контактную границу. Контактная граница между индивидом и средой у здорового индивида подвижна, допуская и контакт со средой, и уход от нее. Контакт – это формирование гештальта, уход – завершение. Невроз это не патология психики, это патология контакта.

Невротик в отличие, от здорового человека встречаясь с ситуацией дискомфорта, формирует симптом, который закрепляет ситуацию в ее прошлом виде. В этот момент индивидуальные потребности индивида приносятся в жертву потребностям выживания, а чтобы удовлетворить свои потребности нужно отличать себя от окружающего мира, чего не может сделать невротическая личность. Момент принятия решения очень важен, т.к. именно в этот момент необходимо выделить более важную потребность данного момента времени. Если индивидуум не способен выделить свою потребность она остается не удовлетворенной и уходит в фон и временно или полностью исключается из существования. Работа терапевта должна быть направлена на восстановление контактной границы, так как в основе невроза всегда лежит нарушение контактной границы и манипуляции с возбуждением.

46.Основные положения трансактного анализа Е.Берна.Основной целью терапевтического процесса в традиции трансактного анализа является реконструирование личности на основе пересмотра жизненных позиций. Большая роль уделяется способности человека к осознанию непродуктивных стереотипов своего поведения, которые мешают принятию именно адекватных настоящему моменту решений, а также способности формировать новую систему ценностей и решений, исходя из собственных потребностей и возможностей.

Личностное развитие. Человеческий организм отличается потребностью в различных формах контакта с окружающими людьми и получением реакции от них в процессе взаимодействия. Эта потребность получила название стимульного голода. Первая форма проявления этой потребности у маленького ребенка является тактильный голод, то есть потребность в физической близости. Отсутствие адекватного физического контакта повышает восприимчивость к заболеваниям и даже приводит к смерти. Потребность в тесном физическом контакте сохраняется на протяжении всей жизни, поэтому индивид постоянно стремится к физической близости с другими людьми. Вместе с тем довольно рано люди усваивают простую истину: нельзя получить все, что пожелаешь, поэтому начинается поиск компромиссов, принятие других форм контакта. Тактильный голод преобразуется в голод признания, то есть простое подтверждение своего существования другими людьми, «словесное прикосновение». Факты такого узнавания получили название поглаживаний по аналогии с физическими поглаживаниями детей как проявлением ласки. Поглаживание представляет собой основную единицу социального взаимодействия; обмен поглаживаниями составляет трансакцию.

Третьей формой стимульного голода является структурный голод, или потребность организовывать и заполнять время, чтобы избежать скуки В экзистенциальном смысле функция всей социальной жизни — заручиться взаимной поддержкой в реализации этого проекта. Голод возбуждения — это желание или предпочтение структурировать время интересными и волнующими способами. Разновидностью структурного голода является голод лидерства. Лидеры организуют деятельность и программы, благодаря которым люди могут заполнить и структурировать свое время.

47.Структура личности в концепции Е. Берна.

Структура личности состоит из трех частей. Три состояния «Я» представляет Родитель, Взрослый и Ребенок. Термин «Я-состояние» предназначен для обозначения состояний ума и соответствующих им стереотипов поведения, как они происходят в природе. Каждый индивид включает в себя все три Я-состояния, что проявляется в разных, часто противоречивых, наборах поведенческих стереотипов. Эти наборы поведенческих стереотипов обозначаются как Родитель, Взрослый и Ребенок.

Я-состояние Родителя. Я-состояние Родителя ведет свое начало от экстеропсихе, предполагающей деятельность по идентификации. Выражаясь языком трансактного анализа, «каждый носит в себе своих родителей». Родитель Берна не похож на фрейдовское Суперэго, хотя Суперэго представляет один из аспектов Родителя, родительское влияние. Родительское влияние — понятие не абстрактное; оно является результатом прямых, настоящих трансакций с родителями. Родительское влияние состоит не только в запретах, но и в разрешениях, поощрении, опеке и командах. Родительское влияние приводит к тому, что индивиды реагируют на окружающую действительность так, как желали бы того их родители.

Я-состояние Взрослого. Я-состояние Взрослого фокусируется на обработке данных и оценке вероятностей. Образно говоря, «В каждом человеке есть Взрослый». Взрослый необходим для выживания в этом мире. Кроме того, это состояние регулирует деятельность Родителя и Ребенка, служит посредником между ними. Я-состояние Ребенка. Каждый Взрослый когда-то был ребенком, отголоски детства проявляются в более поздней жизни Фигурально выражаясь, «в каждом из нас живет маленький мальчик или маленькая девочка. Ребенку свойственны три формы проявления: естественный Ребенок обладает очарованием и интуицией, спонтанностью и креативностью; поведение адаптированного Ребенка модифицируется или тормозится Родительским влиянием; бунтующий Ребенок противостоит Родительскому контролю.

Эти три Я-состояния можно изобразить в виде трех не перекрывающихся, но соприкасающихся кругов, расположенных по вертикали, что отражает их отличие друг от друга и обычную несовместимость. Родитель располагается вверху, его функция — этическое руководство; Взрослый осуществляет взаимодействие с реальностью; Ребенок представляет собой вместилище, а иногда и буйство архаических тенденций. Эти три ипостаси формируют моральную иерархию. Родитель — наиболее слабое ее звено, а Ребенок — наиболее сильное. Родитель, Взрослый и Ребенок обладают равными правами, каждое из этих проявлений занимает свое место в нормальной жизни. Необходимость в анализе и перестройке возникает лишь при нарушении здорового равновесия. Каждый из них воспринимает раздражители по-разному и реагирует в соответствии со своим восприятием.Психическая энергия, или катексис, перетекает из одного Я-состояния в другое; состояние, активированное в данный момент, обладает исполнительной властью; иначе говоря, оно определяет поведение индивида.

Использованные источники: studopedia.ru

Похожие статьи