Механизм неврозов в психоанализе

КОНЦЕПЦИЯ НЕВРОЗА

В классическом психоанализе выделяют несколько типов неврозов. Психоневроз обусловлен причинами, относящимися к прошлому, и объясним только в терминах личности и истории жизни. Фрейд выделял три типа психоневроза: истерическая конверсия, истерический страх (фобия) и невроз навязчивых состояний.

С точки зрения Фрейда, сущность невроза — это конфликт между бессознательным и сознанием: «С самого начала мы замечаем, что челойек заболевает из-за конфликта, возникающего между требованиями инстинкта и внутреннего сопротивления, которое возникает внутри против этого инстинкта». Сознательный компонент — это нормы, правила, запреты, требования, существующие в обществе и являющиеся элементами «Супер-эго», бессознательный — первичные, инстинктивные потребности и влечения, составляющие содержание «Ид». Вытесненные в бессознательное, они не теряют своего энергетического потенциала, а, напротив, сохраняют и даже усиливают его и далее проявляются либо в социально приемлемых формах поведения (за счет сублимации), либо — если это невозможно или недостаточно — в виде невротических симптомов. Таким образом, невроз — это следствие конфликта между сознательным и бессознательным, которые образуют вытесненные под влиянием моральных норм,

правил, запретов, требований первичные, биологические потребности и влечения, прежде всего — сексуальные и агрессивные.

Однако следует отметить, что разные представители психоанализа неодинаково понимают содержание бессознательного и, следовательно, содержательную сторону невротического конфликта. Для Фрейда это сексуальные и агрессивные импульсы и их конфликт с сознанием. А. Адлер видел сущность невроза в конфликте между чувством неполноценности и стремлением к самоутверждению, жаждой власти. Он видел в невротическом состоянии переживание слабости и беспомощности, которое описывал как «комплекс неполноценности». Для преодоления чувства неполноценности и удовлетворения потребности в самоутверждении человек прибегает к механизмам компенсации и гиперкомпенсации. Невротический симптом при этом рассматривается как выражение борьбы, направленной на преодоление чувства недостаточности. Невротический симптом есть результат неудачной компенсации, фиктивный способ повышения собственного достоинства. Развитие невротических симптомов считается «бегством в болезнь», «желанием, власти», «мужским протестом». Первый и третий симптомы — это способ привлечения внимания к себе (с помощью симптома человек может получить его даже в большей степени, чем здоровый), желание же власти — второй — входит в конфликт с ощущением близости с другими людьми. Адлер определял невроз как экзистенциальный кризис, поражающий всю личность. Основной феномен психических расстройств он видел не в сопротивлении побуждениям, а в невротическом характере, неадекватном аттитюде жизни.

К. Г. Юнг рассматривал содержание бессознательного намного шире, считая, что в него входит кроме подавленных сексуальных и агрессивных побуждений и некий ин- трапсихический материал, имеющий более глубокие, исторические, корни — врожденный опыт прошлых поколений. С точки зрения Юнга, психика человека включает

три уровня: сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Коллективное бессознательное есть общее для всех людей, существующее независимо от человека психическое содержание, «разум наших древних предков», которое представляет собой более глубокий и менее доступный осознанию уровень психической деятельности. Коллективное бессознательное представлено в виде архетипов — психических структур, первичных психических образов, составляющих содержание коллективного бессознательного.

Личное бессознательное, напротив, связано с прошлым опытом человека и состоит из импульсов, воспоминаний, желаний, переживаний, которые вытеснены или забыты, но достаточно легко могут быть осознаны. Личное бессознательное содержит комплексы (или организовано в виде комплексов), представляющие собой совокупность эмоционально заряженных мыслей, тенденций, представлений, воспоминаний, желаний, чувств, связанных с личным опытом индивида. Вытесненные в бессознательное (в частности, под влиянием нравственного чувства, которое Юнг также считал врожденным), эти комплексы оказывают существенное влияние на психическую деятельность человека, на его поведение. Комплексы, обладающие высокой степенью аффективной заряженности и вступающие в противоречие с сознательным «Я», и являются источником невротических нарушений.

К. Хорни рассматривала в качестве детерминант человеческого поведения и развития две основные потребности: потребность в безопасности и потребность в удовлетворении. Центральное место в теории Хорни занимает понятие базальной (коренной, основной) тревоги, которую она описывает как «чувства ребенка, одинокого и беззащитного в потенциально враждебном ему мире». Базальная тревога — это глубокое чувство одиночества и беспомощности, ощущение незащищенности. В ответ на фрустрацию этой потребности ребенок вырабатывает определенные поведенческие стратегии, которые могут фиксироваться в качестве защитных механизмов в отношении тревоги. Такие фиксированные стратегии Хорни рассматривает как невротические потребности. Первоначально Хорни выделяла 10 основных невротических потребностей, в дальнейшем описала три личностных типа на основании выраженности и преобладания тех или иных невротических потребностей и соответствующих им стратегий поведения: уступчивая личность (потребность быть рядом с другими, в признании и любви доминантного партнера — ориентация на людей), отрешенная личность (потребность в одиночестве, бегстве от людей, независимости и совершенстве — ориентация от людей) и агрессивная личность (потребность в противодействии, власти, престиже, восхищении, успехе, потребность подчинить себе других — ориентация против людей). Для невротической личности характерно доминирование какой-либо одной потребности или одной группы потребностей и соответствующих им стратегий поведения. Такая негибкость, невозможность направить поведение на удовлетворение других потребностей и изменить поведение в соответствии с новыми обстоятельствами не приносит успеха, а только усиливает фрустрацию и усугубляет невротические проблемы.

Как указывалось выше, Хорни выделяла две основные потребности: потребность в безопасности и потребность в удовлетворении. Последняя включает удовлетворение не только физических (биологических) потребностей, но также потребности в самооценке и самоуважении, оценке, принятии и признании другими, в достижениях. Наличие этих двух потребностей (в безопасности и в удовлетворении) является источником постоянных противоречий и конфликтов. Для удовлетворения потребности в безопасности человек пользуется фиксированными стратегиями поведения, то есть формирует поведение, ограничивающее сферу его функционирования (ограничительное поведение) относительно безопасными областями, что снижает тревогу, но препятствует реальным достижениям, то есть фрустрируется потребность в удовлетворении. Стремясь к достижениям, человек вынужден осваивать новые сферы, отказываться от фиксированных стратегий и ограничительного поведения, что приводит к фрустрации потребности в безопасности. Таким образом, наличие этих двух потребностей несет в себе противоречие, которое может привести к неврозу. И в этом смысле различие между здоровьем и неврозом является лишь количественным.

Э. Фромм также не видит качественных различий между здоровьем и неврозом. С его точки зрения, человек характеризуется наличием двух тенденций, или двух потребностей: потребностью в свободе, автономии, собственной идентичности, самовыражении и потребностью в безопасности. Фромм считал, что люди, в принципе, могут быть свободными и автономными и при этом не терять чувства общности с другими людьми и ощущение безопасности. Такую свободу он назвал позитивной свободой, однако в современном обществе для многих она недостижима. И эти две потребности находятся в постоянном конфликте, ибо борьба за личную свободу и автономию приводит к отчуждению от других, к чувству одиночества, отстраненности и к фрустрации потребности в безопасности и общности с другими людьми. Причину невроза Фромм видел в бессознательной, компульсив- ной деятельности — «бегстве от свободы» как способе избавления от чувства одиночества, безнадежности и личной ответственности. Фромм описал три основных механизма, или три стратегии, бегства от свободы: авторитаризм (садизм и мазохизм), деструктивизм и конформизм. Конфликт между потребностью в свободе и потребностью в безопасности, так же как и механизмы бегства от свободы, представлены и у больных неврозами, и у здоровых, но с разной степенью интенсивности.

В целом для всех представителей психоанализа характерен взгляд на невроз как на конфликт между сознательными и бессознательными потребностями и тенденциями. Содержательно эти потребности и тенденции могут пониматься по-разному.

Использованные источники: texts.news

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Срыв и невроз

  Невроз признак шизофрении

  Невроз желчного пузыря симптомы

Bookitut.ru

Этиология неврозов.

Прежде чем взрослая сексуальная жизнь индивида станет нормой, она проходит сложный путь психосексуального развития – от прегенитальнои до генитальнои стадии сексуальности. Но на этом пути могут встречаться различного рода преграды, в результате чего происходят задержки развития, названные Фрейдом фиксацией и регрессией.

Фиксация – это остановка частного влечения на какой-то ступени психосексуального развития, закрепление сексуальной энергии и либидо на каком-то отдельном объекте. Фиксация может быть связана также с закреплением переживаний, жизненных установок человека на определенной травмирующей ситуации.

Регрессия – это возвращение продвинутых в своем движении вперед компонентов психосексуального развития на предшествующие, более ранние ступени. Если на пути психосексуального развития человека встречаются какие-либо преграды, если стремление к удовлетворению его сексуальных желаний наталкивается на значительное препятствие, то начинает действовать механизм регрессии. В результате либидо может вернуться к тем фазам развития, которые ранее были пройдены.

Хотя фиксация и регрессия могут восприниматься как самостоятельно протекающие процессы, на самом деле они тесно связаны между собой. Психоаналитическое понимание неврозов основывается на признании между фиксацией и регрессией таких отношений, которые способствуют выявлению этиологии психических заболеваний.

Фрейд предполагал, что существуют два вида регрессии. Один вид регрессии может быть рассмотрен как возвращение сексуальности к первым либидиозным объектам, которые являются по своему характеру инцестуозными. Другой вид имеет отношение к возврату сексуальной организации в целом на более ранние ступени психосексуального развития.

Рассматривая психоаналитическое понимание неврозов, может создаться впечатление, что по своему характеру и функциональной значимости регрессия тождественна процессу вытеснения. И в том и в другом случае происходит как бы откат назад, некое движение психических процессов вспять. Однако Фрейд считал недопустимым отождествление вытеснения и регрессии. Для него вытеснение – это процесс, благодаря которому психический акт из системы предсознания перемещается в систему бессознательного. В этом смысле вытеснение является психологическим процессом, характеризующимся пространственным перемещением, местоположением. Вытеснение не имеет отношения к сексуальности как таковой, и сам этот процесс называется Фрейдом топическим. Если учесть, что при этом осуществляется не просто обратное движение, а динамическое перемещение, хотя и с задержкой психического акта на более низкой ступени бессознательного, то вытеснение следует понимать как динамическое явление. Тогда понятие вытеснения оказывается топически-динамическим. В этом отношении оно отличается от регрессии, которая является описательным понятием, имеющим прямое отношение к сексуальности, к либидо.

Вытеснение и регрессия участвуют в образовании неврозов. Как полагал Фрейд, при истерии определяющую роль играет вытеснение, при неврозе навязчивых состояний – регрессия. В обоих случаях человек заболевает, если возможность удовлетворения сексуальных желаний блокирована и имеет место вынужденный отказ от того, что он хотел бы реализовать. Речь идет не об отказе от удовлетворения сексуальных желаний вообще, а о вынужденном отказе от подобного удовлетворения. Причем образование невротических симптомов связано с таким вынужденным отказом от удовлетворения, который становится патогенно действующим.

Но существуют различные пути, благодаря которым лишение либидозного удовлетворения не приводит к психическому заболеванию. Так, столкнувшись с вынужденным отказом от немедленного удовлетворения, сексуальное желание может быть направлено на другую цель. Эта цель генетически связана с предшествующей сексуальной, но уже не является таковой. Скорее ее можно назвать социальной, нравственно приемлемой и допустимой, чем первоначальная сексуальная цель.

Фрейд утверждал, что благодаря процессу сублимации человек как бы защищается от возможного психического заболевания. Вынужденный отказ от удовлетворения сексуального желания не обязательно ведет к неврозу. Он может сопровождаться переключением энергии на иную цель, благодаря чему сексуальное стремление отказывается от своего частичного удовлетворения, даже выходит за пределы телесного удовлетворения. Происходит как бы своего рода десексуализация, переключение на другие области человеческой деятельности, что способствует повышению психической работоспособности человека.

Основатель психоанализа считал, что художественное дарование и продуктивность тесно связаны с сублимацией. Вместе с тем процессы сублимации характерны не только для творческих и одаренных личностей. Наблюдения за повседневной жизнью людей показывают, что многим из них удается направить значительную часть своей сексуальной энергии на профессиональную деятельность. Сексуальное влечение способно частично менять свою ближайшую цель на более высоко оцениваемую в обществе. Однако не все люди в равной степени обладают способностью к сублимации. Имеются и такие, для которых вынужденный отказ от удовлетворения сексуальных желаний чреват негативными последствиями, которые оборачиваются психическим расстройством.

Размышляя о последствиях вынужденного отказа от удовлетворения, Фрейд обращал внимание на то, что сами по себе сексуальные влечения обладают некой пластичностью, свободной подвижностью. Они могут быть более или менее интенсивными и меняться местами. Отвергаемое жизнью удовлетворение одного влечения может компенсироваться удовлетворением другого влечения. Поэтому на первый взгляд может показаться, что в силу пластичности сексуальных влечений и их способности к сублимации вынужденный отказ от их удовлетворения не столь патологичен. Однако, как полагал Фрейд, пластичность либидо имеет свои ограничения, а сублимация сексуальных влечений на социально и культурно приемлемые цели происходит лишь отчасти. Если при этом учесть, что фиксация либидо на ранних стадиях психосексуального развития – довольно частое явление в жизни многих людей, то становится понятным, отчего и почему возникают психические заболевания.

Рассматривая соотношение между вынужденным отказом от удовлетворения сексуальных влечений и фиксацией либидо, внешними и внутренними факторами, Фрейд обозначил важную проблему, до сих пор вызывающую дискуссии среди различных специалистов в области медицины. Речь идет об этиологии неврозов, то есть причинах возникновения психических заболеваний. Поставленная Фрейдом проблема наиболее остро проявляется в форме различных вопросов.

Являются ли неврозы следствием конституционного предрасположения или травматического переживания? Возникают ли они под воздействием фиксаций либидо или вынужденного отказа? Считать ли неврозы экзогенными или эндогенными заболеваниями? Словом, обусловлены ли неврозы внешними или внутренними факторами?

Фрейд полагал, что дилемма типа «или – или» является упрощенным и односторонним взглядом на этиологию неврозов. При возникновении неврозов внешние и внутренние факторы могут играть определенную роль. Причем в одних случаях на переднем плане может оказаться наследственная конституция, фиксация либидо, в то время как в других случаях – глубинные переживания, вынужденный отказ от сексуального удовлетворения. Абсолютизация того или другого только запутывает картину причин возникновения неврозов. Поэтому психоаналитическое понимание этиологии неврозов основывается на ином подходе, а именно на признании наличия в человеке психического конфликта, связанного с противостоянием друг другу различных желаний. Если такого конфликта нет, то вряд ли приходится говорить о неврозе. Если часть личности стремится к удовлетворению одних желаний, а другая препятствует этому или отклоняет подобные желания, то налицо возможность возникновения невроза.

Наличие конфликта – это лишь предпосылка к образованию невротического заболевания, а не само заболевание. В душевной жизни каждого человека имеются различного рода конфликты, но сами по себе они не свидетельствуют о том, что он невротик. Более того, развитие человека осуществляется именно в силу того, что ему приходится разрешать те или иные конфликты, которые порой становятся постоянным спутником его жизни. Поэтому конфликты являются нормой существования человека. Бесконфликтное существование его – нонсенс.

Другое дело, что какой-то конфликт может стать патогенным, способствующим возникновению психического заболевания. Однако превращение нормального конфликта в патогенный возможно лишь при наличии определенных условий.

В чем, с точки зрения Фрейда, заключаются эти условия? Каковы они? Что собой представляют? Как и каким образом они оказывают воздействие на человека, превращая нормальный конфликт в патогенный?

Изречения

З. Фрейд: «Регрессия либидо без вытеснения никогда не привела бы к неврозу, а вылилась бы в извращение. Отсюда вы видите, что вытеснение – это тот процесс, который, прежде всего, свойствен неврозу и лучше всего его характеризует».

З. Фрейд: «В этиологии неврозов фиксация либидо представляет собой предрасполагающий, внутренний фактор, вынужденный же отказ – случайный, внешний».

З. Фрейд: «Вынужденный отказ чрезвычайно редко бывает всесторонним и абсолютным; чтобы стать патогенно действующим, он должен затронуть тот способ удовлетворения, которого только и требует данное лицо, на которое оно только и способно».

Использованные источники: bookitut.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Астено-депрессивный невроз это

  Срыв и невроз

  Предрасположение к неврозу навязчивости

Неврозы невротиков, или о том, как нормальные люди занимаются самообманом

Неврозы появляются, когда мы сталкиваемся с деструктивными противоречивыми или просто очень необычными переживаниями, с которыми наш разум справиться не способен. Эти переживания уходят в бессознательное. Невроз – это способ, которым подавленный в бессознательное «материал» дает о себе знать, когда прорывается за покровы защитных механизмов нашей психики. В быту неврозы – это обычные негативные переживания, которые проявляются в усиленной и навязчивой форме. Невротик – типичный персонаж мыльной оперы, у которого вместо здоровых отношений – любовная истерия, вместо реальных достижений – самоутверждение, а вместо здравомыслия – инфантильная эгоистичность. В общем, невроз – это такое нормальное состояние современного человека.

На фото отцы – психоанализа: Абрахам Брилл, Эрнест Джонс, Шандор Ференци, Зигмунд Фрейд, Стэнли Холл, Карл Юнг

Неврозы Фрейда

Существует мнение, что психоанализ Зигмунда Фрейда зародился благодаря озарению, которое его настигло во время сеанса гипноза. Этот сеанс проводил учитель Фрейда – Жан Мартин Шарко. Фрейд наблюдал, как загипнотизированному человеку давали команду – после пробуждения от гипноза – раскрыть зонтик. Действие с зонтиком происходило в помещении и потому выглядело особенно бессмысленным. Будучи в здравом уме после завершения гипноза, человек раскрывал зонтик, и когда его спрашивали о причине этого действия, всегда находился «рациональный» ответ. Человек, например, мог сказать, что «с потолка течет», или, что он проверяет работоспособность зонтика. Фрейд понял, что люди периодически совершают действия, не осознавая истинных побуждений для их совершения. При этом все мы находим «рациональное» объяснение таким действиям, в котором сами можем быть искренне уверенны. Этот механизм психологической защиты Фрейд назвал «рационализацией».

Человек априори не способен понять своим умом жизнь, потому что наш ум – лишь малая крупица жизни. Но сам ум при этом может свято верить, что «все понятно» и «никаких чудес не бывает». В этом проявляется механичность ума. Все «непонятные» процессы вытесняются в бессознательное. Задача ума при этом – лишь подобрать подходящее рациональное объяснение – самообман, на который мы купимся. Вроде как: «все понятно – можно успокоиться и двигаться дальше». Человек не способен воспринять чудо, потому что не готов его переварить, потому что чудо может травмировать его психику. Все слишком необычное и непривычное в нашей жизни подменяется рационализирующим объяснением ума. Поэтому наша жизнь такая нормальная, такая серая и привычная. Мы просто не замечаем жизни. Мы не осознаем происходящее. Мы спим в грезах ума, который «знает», и который своим знанием лишает нас истины.

Другой механизм психологической защиты, о котором я говорю чуть ли не в каждой статье – проекция. Суть его заключается в том, что человек – склонен приписывать другим людям, или внешним явлениям то, что происходит в его собственном уме. Например, если у человека плохое настроение, он видит мир мрачным, а если хорошее – то в радужных тонах. Сам мир при этом не меняется, он остается за пределами ума. Меняются – проекции, сквозь которые мы на мир смотрим.

Фрейд и его последователи считали, что человек «рационализирует» и «проецирует» лишь иногда, пребывая в состоянии невроза. Однако по моему субъективному мнению, «нормальный» человек этим занимается практически непрерывно. Мы живем, не замечая жизни. Все, что мы знаем – это наша проекция и рационализация жизни. Мы всеми силами защищаемся от осознания собственного бытия здесь и сейчас. А «рационализации» и «проекции» по Фрейду – это случаи, когда самообман настолько очевиден, что не заметить его уже просто сложно. Когда, видя белое, человек говорит «черное», а глядя на «черное» начинает объяснять это падением курса доллара, механизмы самообмана психологической самозащиты ума раскрывают себя со всей очевидностью.

Неврозы «здоровых» людей

Фрейд считал, что бессознательный «материал» остается бессознательным, потому что мы непрерывно расходуем свою психическую энергию на защиту от этого «материала». Мы тратим силы на блокирование и подавление болезненных впечатлений, вытесняя их в бессознательное. Отсюда берут свои названия соответствующие механизмы психологической защиты: «подавление» и «вытеснение». Когда, по словам Фрейда, вытесненный материал становится доступным для сознания, психическая энергия освобождается, и может быть использована эго для достижения «здоровых» целей. Иными словами, избавляясь от неврозов, мы, ко всему прочему, можем пополнить запасы жизненной энергии, которая доселе растрачивалась на подавление этих неврозов в подсознании. Плюс к этому, устранение «блоков» сознания, и высвобождение неврозов, расширяет сознание и повышает наши интеллектуальные способности. Однако здесь не все так просто.

«Блоки» сознания, или иначе – механизмы психологической защиты – это не какая-то ошибка природы, от которой однозначно необходимо избавляться. Они помогают нам адаптироваться к происходящей жизни. Блоки защищают наше беспомощное эго от безусловной реальности, и помогают «ужиться» с подавленными переживаниями. Их глобальное разрушение – чревато стремительным съездом крыши расколом психики. Однако, как выше уже было отмечено, «плата» за такую «крышу» – остановка в развитии. Психологические «проблемы» – часть нашего взросления. Механизмы психологической защиты, подавляя неудобные для эго переживания, блокируют наше развитие. Блоки сужают сознание и ограничивают восприятие. Вместо наших хранителей, механизмы психической защиты, становятся нашими надзирателями. Как быть?

Имеет смысл работать с теми «блоками», проявление которых беспокоит в текущий момент жизни. То есть нам не стоит стремглав бросаться в пучину подсознания, отвоевывая у него все возможные психические территории, по принципу Наполеона: «главное ввязаться в драку, а там – будет видно…» В такой «драке» слишком легко – лишиться головы. Что-то схожее происходит с людьми во время употребления психотропных препаратов. Сознание под психоделиками хаотично выныривает в мирах за пределами обыденного ума. Это может быть интересно и увлекательно, а может столкнуть с такими пластами бессознательного, от которых человек потом будет шарахаться всю жизнь. Стоит осваивать техники «растворения», используя которые мы не вскрываем хаотично подсознание, но работаем с тем, что уже проявляется в нашей жизни. То, что уже проявлено – это и есть ступень, которую мы прорабатываем. А впереди паровоза – бежать попросту небезопасно. На этом пути мы обретаем терпение, сохраняя понимание: «это – не реальность такая, а временное переживание».

Психоанализ предлагает вытесненный в бессознательное материал сделать доступным для сознания. Через обострение, мы проживаем подавленное переживание и освобождаемся от невроза, высвобождая психическую энергию для дальнейшего роста. И здесь, я смею утверждать – то же самое нам предлагают духовно-эзотерические учения. К примеру, в тантрических учениях продвинутому адепту секты предлагают созерцать боль, которая во время однонаправленного созерцания начинает растворяться. Между сгоранием кармы в индуизме и освобождением от неврозов в психологии можно поставить вполне рациональное равенство. Наше мировоззрение – всего лишь способ рационализировать безусловную реальность. И чем более привычным, правильным и нормальным кажется нам знание, тем ярче в нем проявлен наш рационализирующий самообман.

Это – одна из причин, по которой мне до сих пор не хочется называть себя психологом. Слишком очевидно, что психология, также как и различные духовно-эзотерические учения и прочие науки – просто способ ума очередной раз совершить этот величайший самообман – сделать безусловную запредельную реальность – знакомой и понятной. И progressman.ru в этом смысле – не исключение.

Неврозы Адлера и Хорни

Ученик Фрейда – психолог Альфред Адлер рассматривал неврозы как «стратегию самозащиты эго». В быту невроз выступает как оправдание, или своеобразное «алиби», которое защищает «престиж личности». Так, например, инстинктивные животные влечения обрастают гламурными эффектами и всякими «рациональными» пояснениями. В этом отношении невроз становится способом «взросления» и «развития» невротика. Обратите внимание на кавычки. Вместо реального развития, невротик удовлетворяется показным развитием, когда успех не столько достигается, сколько изображается. И если жизнь тревожит его иллюзии о собственном «величии», невротик переживает невроз. Невротический стиль жизни характеризуют: неуверенность в себе, низкая самооценка, эгоистичные цели, повышенная ранимость, тревога, проблемы в общении и пр. Адлер выделял три основные жизненные «задачи», в которых высвечивается невротический конфликт: работа, дружба и любовь – самые важные и зачастую самые проблематичные сферы жизни. Основные причины невроза по Адлеру идут из нашего детства. Среди них: физические страдания, избалованность, чрезмерная опека, или наоборот – игнорирование и отвержение.

Психолог Карен Хорни считала, что в отличие от здоровых людей, невротик зависит от чужого мнения, от партнера, от своей «скромности», гордыни, власти, престижа, славы, амбиций и др. Зависимость от чужого мнения приводит к тому, что невротик нуждается в положительных оценках и одобрении окружающих. Невротик переоценивает значение отношений, и крайне боится быть брошенным, поэтому иногда склонен избегать отношений вообще. Невротик часто нуждается в защите и покровительстве. Невротик проявляет излишнюю скромность и неуверенность, поэтому страшится открыто выражать свои мысли. При этом невротик нуждается во власти и престиже, чтобы стать объектом восхищения. Невротик боится критики, поэтому избегает совершать ошибки и терпеть неудачи, в результате чего склонен уклоняться от новых начинаний, увязая в зоне комфорта. Как видим, исходя из этих признаков, здоровых людей в нашем обществе практически нет. Как любят говорить психологи: «все мы родом из детства».

Использованные источники: progressman.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Лечат ли невроз фенибутом

Причины невроза с точки зрения психоанализа

В большинстве конкретных случаев невроза нет какой-либо одной причины, есть их индивидуальная совокупность, то есть должны совпасть несколько факторов.

Фрейд в ранних работах выдвигал идею, согласно которой только весьма эмоциональное переживание может привести к невротическому заболеванию. Это эмоциональное переживание рассматривалось как травма, и оно, становясь фиксированным, делало личность невротической.

В дальнейшем было показано, что подобного рода травматические переживания не делают невротиком каждого человека. Лишь накладываясь на другие личностные особенности они приводят к неврозу.

В психоанализе считается, что невротическое расстройство включает в себя специфические реакции эго на определенные инстинктивные требования (в первую очередь сексуального характера). Те стремления, которые не могут быть осознаны, эго пытается отразить. Если эго беспомощно и неспособно совладать с опасностью, то с увеличением напряжения инстинктивной потребности возникает травматическая ситуация, в которой инстинктивное побуждение угрожает эго.

Тревога при этом, а вернее скрытая за ней инстинктивная угроза, является движущей силой психологической защиты.

Психологическая травма происходит тогда, когда раздражитель высвобождает настолько большое количество энергии, что эго не может справиться с ней в течении обычного периода времени.

У разных людей имеется разная способность эго выдерживать напряжение, вызываемое неудовлетворенными потребностями. Эта индивидуальная особенность объясняет, почему при схожих обстоятельствах одни заболевают неврозом, другие — нет.

Психоанализ, по крайней мере классический, видит причину большинства неврозов в инфантильной травме. Предполагается, что еще в раннем детстве будущий невротик был так или иначе втянут в ситуацию, носящую сексуальный характер. Переживания были подавлены, но тем не менее они продолжают оказывать влияние на всю дальнейшую его жизнь.

Со временем в психоанализе травматическая теория невроза осталась в целом неизменной, но была расширена понятием внутренней травмы. Эта внутренняя травма зависит от конституционального фактора, а именно, от фиксации либидо, следовательно, в ее основе лежит нарушение развития инстинктивных побуждений. Фиксация и внешнее инфантильное переживание формируют комплементарные серии этиологических факторов, которые обеспечивают предрасположенность к неврозу. Фиксация и внешнее переживание взаимосвязаны. Невроз может развиваться за счет слабой фиксации, которая должна быть дополнена интенсивным переживанием. Интенсивное внешнее инфантильное переживание может вызвать фиксацию и изменить устройство и сформировать предрасположенность к неврозу.

Важное понятие в психоанализе — «инстинктивная опасность». Она является частью травматической ситуации, однако этого недостаточно, чтобы вызвать невроз. Многие люди способны выносить сильное напряжение, и при этом у них не возникает невроз. Неудовольствие проистекает из ситуации, когда определенные сексуальные требования, которые воспринимаются как опасность, не могут найти удовлетворения. Условия, при которых возникает тревога не всегда одни и те же: каждый уровень развития эго и либидо имеет соответствующее предварительное условие для тревоги.

Использованные источники: azps.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

  Невроз признак шизофрении

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ НЕВРОЗОВ

В результате освоения материала этой главы студент должен: знать

• определения основных форм невротических расстройств;

• принципиальные положения психоаналитической теории неврозов; уметь

• охарактеризовать специфику невротических расстройств;

• понимать содержание типичных защитных механизмов при неврозах; владеть навыками

• психологического анализа невротической симптоматики;

• дифференциальной диагностики неврозов и психозов; быть компетентным

• в профессиональном анализе симптомов как компромиссных образований.

Понятием «неврозы» объединяется группа психических расстройств, причиной которых являются сугубо психические факторы при отсутствии каких-либо изменений, заболеваний или повреждений внутренних органов и нервной системы. Симптомы невроза, как правило, в символической форме отражают интрапсихический конфликт, имевший место в предшествующей истории субъекта, преимущественно в раннем детстве. В определенном смысле неврозы могут характеризоваться как компромиссное психическое образование между запретными для данной личности желаниями (Ид) и защитой от их реализации (Эго и Супер-Эго). К неврозам в настоящее время относятся истерические расстройства личности, невроз навязчивых состояний и фобии. Иногда в эту группу включают также неврастению.

Использованные источники: studme.org

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИИ ТЕРАПИИ НЕВРОЗОВ

Психоанализ как метод терапии неврозов

Психоанализ является одним из многочисленных направлений психотерапии особых невротических расстройств с глубинными проблемами в человеке. Хорни [16] пишет, что психоанализ имеет не только клиническую ценность, будучи методом терапии неврозов, но и чисто человеческое значение, поскольку он обладает огромными потенциальными возможностями, чтобы оказать помощь людям в их благоприятном развитии. Обе эти цели могут достигаться различными способами; если говорить об анализе, то он пытается достичь их через понимание человека — не только через сочувствие, терпимость и интуитивное постижение внутренних связей, то есть качеств, являющихся непременным условием понимания человека, но и более фундаментально, стремясь получить точную картину личности в целом. Это достигается благодаря специфическим способам выявления бессознательных факторов, ибо, как было показано Фрейдом, мы не можем получить такую картину без понимания роли бессознательных сил. Благодаря ему мы знаем, что такие силы толкают нас на действия и вызывают чувства и реакции, которые могут отличаться от тех, что мы сознательно желаем, и даже разрушать нормальные отношения с внешним миром [16].

Нюнберг Г. [10], пишет, что психоанализ в качестве причин невроза или факторов, способствующих развитию его, рассматривает: фрустрацию, фиксацию на каком-либо переживании, тенденцию к конфликту, психологическую травму, инстинктивную опасность и другие.

В большинстве конкретных случаев невроза нет какой-либо одной причины, есть их индивидуальная совокупность, то есть должны совпасть несколько факторов [10].

Неврозы рассматриваются в психоанализе как психические образования. Неврозы возникают в результате столкновения вытесненных переживаний с противостоящей им внутренней “цензурой”, которая защищает сознательное “Я” от опасных влечений. Такого же рода образования психоанализ усмотрел и в сновидениях, остротах, оговорках, описках и т.д. Эти наблюдения вывели психоанализ за пределы собственно психиатрии и позволили установить связь между нормальными и патологическими явлениями психики: в тех и других психоанализ обнаружил общие психические механизмы символизации, замещения, компенсации и прочее [8, с.410].

Фрейд в ранних работах выдвигал идею, согласно которой только весьма эмоциональное переживание может привести к невротическому заболеванию. Это эмоциональное переживание рассматривалось как травма, и оно, становясь фиксированным, делало личность невротической [10].

Наряду с неврозом навязчивых состояний З. Фрейд обратил внимание и на другие типы невротических заболеваний, особо выделив среди них такие психоневрозы, как неврозы переноса (трансферентный невроз) и нарциссические неврозы.

З. Фрейд различал детские неврозы и неврозы взрослых. Он считал, что изучение детских неврозов может способствовать лучшему пониманию неврозов взрослых, подобно тому как сновидения детей дают ключ к толкованию сновидения взрослых.

Основные психоаналитические идеи :

— в психике нет ничего случайного,

— события первых лет имеют первостепенное значение для всей последующей жизни,

— эдипов комплекс (проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям) является не только ядром неврозов, но и источником возникновения нравственности, морали, религии, общества и культуры,

— психический аппарат состоит из трех областей- бессознательного Оно (влечения и инстинкты, берущие свое начало в соматической структуре и проявляющиеся в неосознаваемых формах), сознательного Я (несущего функции самосохранения и контроля над требованиями Оно, всегда стремящегося к получению удовольствия любой ценой) и гиперморального Сверх-Я, олицетворяющего собой авторитет родителей, социальные требования, совесть,

— основополагающие влечения человека- влечение к жизни (Эрос) и влечение к смерти (Танатос), включающее в себе инстинкт разрушения [6].

Следует иметь в виду, что фрейдизм представляет собой не единую целостную систему, а множество различных научных школ и направлений, у которых имеются не только приверженцы, но и не менее страстные противники. Важным этапом в истории развития и формирования психоанализа стало появление теорий, авторы которых стремились либо расширить подход Фрейда к личности, либо пересмотреть его. Фрейд привлекал и воодушевлял многих психотерапевтов, разделявших его взгляды.

Некоторые из этих ученых остались верны психоанализу как теоретической системе, другие пошли в ином направлении и заняли собственные, часто антагонистические позиции.

Два наиболее выдающихся психолога, разошедшиеся с Фрейдом и избравшие путь создания своих собственных оригинальных теорий — Альфред Адлер и Карл Густав Юнг. Оба психоаналитика сначала горячо поддерживали широту и новизну системы Фрейда. Однако со временем они заявили о своем несогласии с тем, что учитель придавал чрезмерно большое значение сексуальности и агрессии, считая их средоточием человеческой жизни. Оба они внесли значительный вклад в наше понимание психологии личности, и некоторые из их идей вписались в основное русло современной психологии.

В дальнейшем было показано, что подобного рода травматические переживания не делают невротиком каждого человека. Лишь накладываясь на другие личностные особенности они приводят к неврозу [10].

В психоанализе считается, что невротическое расстройство включает в себя специфические реакции эго на определенные инстинктивные требования (в первую очередь сексуального характера). Те стремления, которые не могут быть осознаны, эго пытается отразить. Если эго беспомощно и неспособно совладать с опасностью, то с увеличением напряжения инстинктивной потребности возникает травматическая ситуация, в которой инстинктивное побуждение угрожает эго.

Тревога при этом, а вернее скрытая за ней инстинктивная угроза, является движущей силой психологической защиты.

Психологическая травма происходит тогда, когда раздражитель высвобождает настолько большое количество энергии, что эго не может справиться с ней в течении обычного периода времени.

У разных людей имеется разная способность эго выдерживать напряжение, вызываемое неудовлетворенными потребностями. Эта индивидуальная особенность объясняет, почему при схожих обстоятельствах одни заболевают неврозом, другие — нет [10].

Психоанализ, по крайней мере классический, видит причину большинства неврозов в инфантильной травме. Предполагается, что еще в раннем детстве будущий невротик был так или иначе втянут в ситуацию, носящую сексуальный характер. Переживания были подавлены, но тем не менее они продолжают оказывать влияние на всю дальнейшую его жизнь.

Со временем в психоанализе травматическая теория невроза осталась в целом неизменной, но была расширена понятием внутренней травмы. Эта внутренняя травма зависит от конституционального фактора, а именно, от фиксации либидо, следовательно, в ее основе лежит нарушение развития инстинктивных побуждений. Фиксация и внешнее инфантильное переживание формируют комплементарные серии этиологических факторов, которые обеспечивают предрасположенность к неврозу. Фиксация и внешнее переживание взаимосвязаны. Невроз может развиваться за счет слабой фиксации, которая должна быть дополнена интенсивным переживанием. Интенсивное внешнее инфантильное переживание может вызвать фиксацию и изменить устройство и сформировать предрасположенность к неврозу.

Г. Нюнберг [10] акцентирует внимание на том, что важным в психоанализе есть понятие «инстинктивная опасность». Она является частью травматической ситуации, однако этого недостаточно, чтобы вызвать невроз. Многие люди способны выносить сильное напряжение, и при этом у них не возникает невроз. Неудовольствие проистекает из ситуации, когда определенные сексуальные требования, которые воспринимаются как опасность, не могут найти удовлетворения. Условия, при которых возникает тревога не всегда одни и те же: каждый уровень развития эго и либидо имеет соответствующее предварительное условие для тревоги [10].

Таким образом, психоанализ возник на основе изучения и лечения таких невротических заболеваний, как истерия и невроз навязчивых состояний. И хотя в начале своей исследовательской и терапевтической деятельности З. Фрейд уделял большее внимание истерии, тем не менее впоследствии он признал, что благодаря психоанализу невроз навязчивых состояний стал более понятным, чем истерия. В понимании основателя психоанализа «невроз навязчивых состояний выражается в том, что больные заняты мыслями, которыми они, собственно, не интересуются, чувствуют в себе импульсы, кажущиеся им весьма чуждыми, и побуждения к действиям, выполнение которых хотя и не доставляет им никакого удовольствия, но отказаться от него они никак не могут».

Использованные источники: studbooks.net

Похожие статьи