Невроз экзистенциальная психотерапия

Психология взаимоотношений

Одним из распространенных (особенно среди творческой ин­теллигенции) видов гуманистической психотерапии является экзи­стенциальная психотерапия. Как следует из названия, данная те­рапия возникла на базе идей куда более известного соответст­вующего философского направления — экзистенциализма.

Экзистенциализм возник из творческого соединения идей мно­гих выдающихся деятелей науки и культуры (Кьёркегора, Гуссер­ля, Сартра, Камю, Ясперса, Хайдеггера и др.). Название этого на­правления возникло из термина Экзистенция (то есть сущность, существование), постоянно употребляемого в трудах Кьёркегора, которые и послужили первым толчком к оформлению экзистен­циализма как самостоятельного философского направления.

Другим источником развития экзистенциализма считается Фе­номенология Гуссерля.

Так как центральное место в философии экзистенциализма за­нимает изучение человека как субъекта и его субъективных пере­живаний своего существования, то это не могло не привлечь к данному учению внимание психологов, которые в дальнейшем и сами внесли значительный психологический вклад в экзистенци­альную философию, а также применили и развили идеи экзистен­циализма в психологии и психотерапии.

В оформлении экзистенциальной психологии как самостоя­тельного психологического направления в первую очередь следу­ет отметить роль таких психологов и философов, как В. Дильтей, Э. Фромм, В. Франкл, Ф. Пёрлз и др. Так, Ф. Пёрлз всегда считал, что разработанное им направление гештальттерапии является од­ним из видов (направлений) экзистенциальной психотерапии.

В настоящее время экзистенциальная психотерапия имеет мно­го подвидов, школ и модификаций, которые невозможно рас­смотреть в одной работе. Поэтому ограничимся знакомством с теоретическими и практическими подходами одного из наиболее типичных представителей и основателей экзистенциальной психо­терапии — Виктора Франкла.

По мнению В. Франкла, главное стремление человека — найти или понять смысл своего существования. Если это сделать не удается, то человек ощущает фрустрацию или экзистенциальный ваку­ум (пустоту, бессмысленность существования). В. Франкл считает, что не человек ставит вопрос о смысле жизни, а жизнь ставит этот вопрос перед человеком, и ему приходится постоянно отвечать на него не словами, а делами.

Сторонники экзистенциальной терапии утверждают, что обре­тение смысла существования доступно каждому нормальному че­ловеку, независимо от пола, возраста, интеллекта, характера, ок­ружающей среды, религиозных и идеологических убеждений. При этом экзистенциалисты подчеркивают, что научить этому нельзя, так как смысл существования всегда индивидуален и каждый че­ловек должен сам его найти или понять и не уходить от ответст­венности за осмысление своей жизни перед собой и перед другими в любых жизненных обстоятельствах.

Что же позволяет человеку самостоятельно найти свой жиз­ненный смысл? Экзистенциалисты считают, что таким путеводи­телем является Совесть, которую В. Франкл называет органом смысла, а способность самостоятельно находить этот смысл — Самотрансценденцией человека.

По мнению экзистенциалистов, человек может найти смысл своего существования только выйдя за пределы своего личного Я, переключая внимание с внутренних переживаний собственной персоны на реальную действительность, на активное сотрудниче­ство, на практическую помощь другим. Чем больше человек вы­ходит из пассивного переживания своих проблем Наружу (на ак­тивную полезную деятельность, помощь другим), тем более пол­ноценным и психологически здоровым он становится.

Известно много исторических примеров, когда люди, имеющие высокие жизненные цели, веру, идеологическую убежденность и пр., значительно легче переносили чрезвычайно тяжелые условия и лишения. Это и протопоп Аввакум, и Эрнст Тельман, и много­численные узники фашистских и сталинских концлагерей. Это и сам В. Франкл, мужественно переживший Освенцим и Дахау. Он считал, что в этих невыносимых для многих людей условиях преимущество получали те, кто концентрировал свои мысли и чувства не на тоске по прошлому и не на сегодняшних личных пе­реживаниях, а на будущем, на практическом осуществлении смысла своего существования ради более высоких целей, дел и для помощи другим.

Именно экзистенциальный вакуум (ощущение пустоты и бес­смысленности жизни) не позволяет индивиду достойно выстоять перед жизненными катаклизмами.

Даже в объективно комфортных жизненных условиях люди, не нашедшие смысла своего существования вне самокопаний и гипер­трофированного восприятия внутриличностных проблем, начина­ют страдать усугубляющимися неврозами, становятся более подвер­женными алкогольным и наркотическим зависимостям. В. Франкл утверждает, что 90% алкоголиков и 100% наркоманов стали тако­выми из-за не найденного ими или утраченного смысла жизни Эти зависимости возникают из-за необходимости заполнить этот ваку­ум иллюзией удовлетворения и самодостаточности. То есть, не по­лучив реального удовлетворения, человек заменяет его иллюзор­ным, за счет химического воздействия на свою нервную систему. А проблемы так и остаются нерешенными и продолжение иллюзии удовлетворения требует продолжения алкогольного или наркоти­ческого воздействия. Образуется порочный замкнутый круг.

Но даже если человек, не нашедший смысла жизни вне собст­венной персоны, не становится наркоманом, то он уходит в нев­розы бездеятельных внутриличностных переживаний и в поиск каких-то временных удовольствий, избавляющих от гнетущего чувства бессмысленности своего существования. При этом проис­ходит парадоксальный процесс — Рефлексия, концентрация внима­ния на собственной персоне в поисках счастья (или по крайне ме­ре ухода от несчастья) уводит от возможности обретения этого счастья все дальше и дальше.

Исходя именно из этой гипотезы, Франкл разработал ориги­нальный вид психотерапии, который он назвал в широком смысле Логотерапией, а ее конкретные методы Дерефлексией (то есть про­тиводействием рефлексии, как бесполезному самокопанию), Пара­доксальной Интенцией (парадоксальным намерением) и др.

Итак, рассмотрим два вышеупомянутых и, пожалуй, основных метода логотерапии: Парадоксальную интенцию и Дерефлексию при преодолении Неврозов навязчивых состояний и Фобий (навязчивых, преувеличенных страхов).

Считается, что классические характеристики механизмов обра­зования фобий и неврозов навязчивых состояний даны Фрейдом. Подход Франкла не противоречит им, но достаточно наглядно дополняет их.

Механизм образования фобий Франкл описывает по схеме: Страх порождает страх. То есть данный индивид, испытавший какой-то страх, начинает бояться и того, что этот страх может повториться. Он уже боится не первопричины страха, а самого страха, вызванного этой причиной. Он боится вновь испытать это состояние, так часто думает об этом, что сама эта боязнь (ненормальность, болезненность которой он сознает) становится причиной его постоянных переживаний.

В тяжелых случаях такой человек может вообще отказаться от вы­хода из дома, от входа в закрытые помещения, от взгляда с высоты.

Более часты менее опасные и легче преодолимые страхи пуб­личных выступлений, предстоящих экзаменов, соревнований и другие. Однако и здесь возникают труднопреодолимые барьеры. Так, существует большое количество спортсменов, которые на протяжении многих лет на соревнованиях не могут даже прибли­зиться к результатам, которые они давно и легко показывают на тренировках. Такие люди на каком-то этапе смиряются с тем, что в определенных условиях у них обязательно возникнет страх, тре­вога, которые помешают им действовать как надо и они должны потерпеть неудачу. Чтобы избежать этого, они отказываются от соревнований, экзаменов, поиска лучшей работы, жизненного партнера и вообще — лучшей жизни.

В широком смысле (иллюстрируя основную идею Франкла) можно сказать, что человек очень часто становится несчастным, больным, одиноким, безработным, бедным именно от страха стать несчастным, больным, одиноким и т. д. То есть, еще не став тем, кем он боится стать, он уже живет его эмоциями, страхами и страданиями, входит в его образ и в конечном итоге таким и ста­новится. (На «противоходе» этому процессу строится Имаготерапия (от image — образ), когда индивид вживается в Образ своего лучшего Я — такого человека (здорового, счастливого, уверенного в себе и т. п.), каким он хотел бы себя видеть.)

Однако здесь происходит парадоксальная реакция — чем силь­нее индивид подавляет в себе навязчивое состояние, старается от­торгнуть его, тем сильнее оно оказывает на него давление.

Франкл предлагает использовать этот парадоксальный меха­низм в противоположном направлении. То есть индивид должен постараться внушить себе, что он очень хочет испытать как мож­но более ярко то чувство, которое он до этого стремился во что бы то ни стало подавить, забыть, уничтожить.

Другой, не менее популярный метод логотерапии Франкла — дерефлексия, то есть преодоление рефлексии — болезненного са­мокопания, неврозов навязчивых состояний.

Этот метод часто используется при лечении неврозов, связан­ных с различными сексуальными расстройствами и проблемами или с боязнью таких расстройств и проблем. Как правило, это проблемы потенции и оргазма (или страхи импотенции, фригид­ности и пр.).

Франкл утверждает, что большинство неврозов навязчивых со­стояний сексуальных расстройств связано со стремлением клиента к сексуальному удовольствию и боязнью того, что он его не смо­жет получить. То есть вновь иллюстрируется основная идея Франкла — именно в погоне за счастьем (наслаждением) человек теряет его. Индивид уходит в рефлексию, и вместо того, чтобы полностью отдаться сексуальному контакту, он постоянно на­блюдет себя со стороны, анализирует свои ощущения с опасением того, что у него ничего не получится.

Отсюда Франкл делает вывод, что избавление от такого невро­за лежит через преодоление рефлексии (дерефлексию), полное са­мозабвение и самоотдачу.

Надо сказать, что причисление различных видов психотерапии к гуманистическому направлению неоднозначно трактуется раз­ными авторами.

Некоторые из них вполне обоснованно причисляют сюда и гештальттерапию и трансакционный анализ. Не будем спорить. Главное — это сама суть гуманистической психологии и психоте­рапии, которая в центр внимания ставит целостную уникальную личность каждого конкретного индивида.

Вопросы для самопроверки

1. В чем сущность гуманистической психотерапии?

2. Какие авторы внесли наибольший вклад в развитие этого направления?

3. Что такое терапия, центрированная на клиенте?

Использованные источники: pciholog.com

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Астено-депрессивный невроз это

  Срыв и невроз

  Симптомы невроза по ночам

Теория и практика экзистенциальной психологии. Причина невроза и экзистенциальные данности.

Вероятно, об общих причинах психологических проблем можно говорить вечно – каждая теория, каждое направление – да что там, каждый специалист по-своему видит эти причины, исходя из собственного опыта, мировоззрения и теоретических предпочтений. И всякий раз, когда мы касаемся этой проблемы, мы сталкиваемся со множеством сложностей, ведь искать «причину всех причин» – забота скорее для олимпийских богов, чем для простых смертных. Однако, мы с завидным упрямством и постоянностью ищем – и кто знать, может быть однажды, человек и обретет это знание.

Так или иначе, но сейчас я попытаюсь в сжатой форме изложить экзистенциально-психологический взгляд на эту проблему; и, хотя я и не настаиваю на непогрешимости этого направления, все-таки прошу обратить внимание на поданный ниже материал и задуматься о нем.

Я бы назвал экзистенциальную психотерапию – философской терапией. В ней есть место и общепринятым стандартным психологическим концептам, типа компенсации или вытеснения, толкования сновидений или защит, но основное положение в ней закреплено за пониманием человеческого существования. Это самое существование – экзистенция – не может быть осмысленна в исключительно научно-психологических терминах; она требует философского языка – и именно поэтому, экзистенциальная терапия – почти универсальна, так как позволяет использовать методы разных направлений, придерживаясь собственной традиции, при этом одинаково эффективно решая проблему.

Итак, теперь несколько замечаний по поводу звучного слова «невроз». В данном тексте я использую слово «невроз» как собирательный термин для всех психологических расстройств, имеющих тенденцию к длительному течению. Иначе говоря, невроз – это общее наименование психологических проблем, не переросших еще в патологию, но уже ощутимо негативно влияющих на жизнь человека. (Разумеется, предложенная формулировка – это обобщенный и во многом субъективный взгляд автора. На сегодняшний день же понятие невроз имеет большое количество формулировок, которые зависят от теоретического подхода).

Сделав эти предварительные замечания, обратимся, наконец, и к нашему вопросу.

Человек, рождаясь, обретает жизнь. Как мы помним – эта жизнь уникальная и неповторима; однако, не смотря на эту уникальность, существуют некие общие экзистенциальные данности, которые являются определяющими для нашего существования. Эти конечные данности интуитивно известны всем и каждому, они являются открытыми постулатами существования для человека. И именно они порождают конфликт – конфронтацию человека с данностями существования.

Ирвин Ялом, например, выделяет четыре данности, значительность которых проистекает уже исходя из самого их определения – это конечные данности, т.е. факторы, являющиеся неотъемлемым частью бытия-в-мире личности. Эти данности: смерть, свобода, бессмысленность и одиночество.

Смерть – самая важная, самая «легкооткрываемая» данность. Ребенок узнает о смерти еще раньше, чем о сексе, дружбе, любви. Все мы – смертны, и все мы рано или поздно умрем. Эта смерть – закономерная часть нашего существования. И что парадоксально: рождение нового человека – вовсе не закономерно, он может и не родится. Но каждый человек обязательно умрет.

Другой вопрос состоит в том, что смерть – это понятие, изобретенное нами для объяснения некого состояние «небытия», включающего в себя понимание момента – я есть и есть мой мир вокруг. Когда меня не станет – не будет ничего – ни этого мира, ни меня в нем – иначе говоря «бытие» обратится в «небытие». (Отдельно о смерти мы поговорим в следующей части). Однако, принять факт собственной смертности – очень сложная задача, и часто в терапии требуются едва ли не годы, чтобы человек осмысленно принял конечность своей жизни.

Свобода – это тоже проблема нашей жизни. Естественно, это слово приобрело ярко-выраженный эмоциональный аспект: герои истории, фильмов, книг, мифов стремятся к ней, они отдают жизнь за нее… но хочет ли человек быть свободным по-настоящему? Ведь свобода – это не анархия, это не состояние воли и духа, когда «делаю что хочу». Свобода – в первую очередь, это возможность брать на себя только ту ответственность, которую человек считает необходимой. И ключевое слово здесь – ответственность. А с этим у человека, особенного современного, конфликт – все чаще и больше за нас решают: культура, государство, общество, семья, религия и т.д.

Бессмысленность – широко известный философский вопрос, и поиск ответа «в чем смысл. » занимает умы миллионов ежедневно (по крайней мере, хочется в это верить). Поиск смысла и значения – это то, что толкало человечество вперед. И естественно, столкнутся с тем, что жизнь – априори бессмысленна – величайшая трагедия, особенно для тех, кто создал видимость этого смысла. Экзистенциальная психология стоит на том, что изначального смысла не существует, и человек изобретает его самостоятельно. Насколько этот смысл оправдан – другой вопрос. (Кроме этого, наличие смысла – сильный защитных механизм перед понимаем смерти).

Одиночество – это нечто знакомое нам всем, то, что мы периодически ощущаем, даже находясь в кругу близких и друзей. Экзистенциальное одиночество, вызванное тем, что наше существование и переживания уникальны и в следствие этого никогда не будут полностью поняты, приняты и «вовлечены» в другою жизнь. Как правильно сказал Ирвин Ялом, «сколько бы не были мы близки к кому-то, между нами всегда остается последняя непреодолимая пропасть; каждый из нас в одиночестве приходит в этот мир и в одиночестве должен его покидать». Всякое другое чувство одиночества и изоляции происходит именно от этой данности.

Как сейчас я помню одного парня, обратившегося за советом: он жил с друзьями в чужом городе, но эти «друзья» были настолько жестокими, что причиняли ему много зла и несправедливости. Однако, покинуть их он не мог – он боялся быть один в новой среде, которая, к слову, не была уж столь агрессивна, уж точно не более, чем для других. Тогда я предположил, что его страх быть одному – отголосок чувства экзистенциального одиночества, которое только усиливалось в такие минуты, и оказался прав.

Итак, есть жизнь, и ее неотъемлемые данности – мы все смертны, на нас лежит бремя выбора, изначального смысла не существует, и мы навсегда изолированы от мира и людей. Естественно, эти истины приходят к нам со временем, впрочем, можно сказать, что весьма рано – думаю, у большинства подростков к 15-16 годам уже появляется понимание этих закономерностей, и тогда формируются методы защиты от них.

Но, и я хочу подчеркнуть это, экзистенциальные данности, которых мы так свободно говорим сейчас – всегда существуют в двух измерениях – в сознательном и бессознательном (подсознательном, кому так удобнее). Сознательно мы можем говорить, например, о смерти, называть все своими именами, но бессознательно выстраиваем барьер защит и отрицаний. Таким образом, основной метод фрейдовского анализа – «озвучить», проговорить проблему – не является панацеей. Если сексуальной тревогой можно поделится и удовлетворится проиграв ее виртуально в кабинете психолога, от смерти или бессмысленности таким образом сбежать не выйдет. Эта боль всегда с нами. А далее, выражаясь словами К.Г.Юнга: «Психологическое правило гласит, что если внутренняя ситуация не осознается, она превращается во внешние события». Этот конфликт между человеком и конечными данностями – находит свое отображение в невротических симптомах, защитах и т.д. И именно это и формирует основу психологической проблемы, которая выражает состояние внутренней разобщенности и опустошенности личности.

Очень часто, да почти всегда, проблема, например, неудовлетворенность сексуальной активностью или конфликт с родственниками – не несет в себе прямого указания на этот конфликт. Но при детальном ее рассмотрении, мы непременно найдем настоящую основу, или «причину причин», о которой говорили выше.

Закончив статью, я понял, что упустил один важный момент. Если я говорю о неврозе как о «не норме», следовательно, надо сказать, или по крайней мере, обозначить что такое «норма».

Но парадокс состоит в том, что нормы, в общепринятом значении не существует. Несмотря на то, что есть выработанные обществом порядки и показатели, они все равно остаются скорее пониманием «нормы» в социально-адаптивной сфере, а не в сфере внутриличностных расстройств.

Этой нормы не может быть, так как пока существует человек и известные нам экзистенциальные данности, будут существовать и формы защиты от них – как менее, так и более психогеннные; к тому же, помня об уникальности каждой жизни – можем ли мы навешивать на нее ярлык «нормы», не имея возможности осмыслить чужое существование и его феномены? Даже самый «нормальный человек» будет иметь определенные психологические особенности, влияющие на его характер и жизненный путь. Что тогда считать нормой? Может быть, вот это «подвешенное» и изменчивое состояние и есть норма? А как же в таком случае с фрейдовским пониманием условно нормального человека, как такого, который может «любить и работать»? Признаюсь – однозначного ответа у меня нет.

Шопенгауэр говорил, что счастливая жизнь это та жизнь, в которой было просто меньше печали и бедствий, чем в других.

Возможно, нормальный человек – это тот, кто страдает сам от себя немного меньше, чем другие.

Читайте также:

Купить книгу Дмитрия Лобачева “Между тьмой и светом” вы можете на нашем сайте

Использованные источники: psychologies.today

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Симптомы невроза и его проявления

  Астено-депрессивный невроз это

  Срыв и невроз

Читать онлайн «Экзистенциальная психотерапия» — RuLit — Страница 134

«Пять лет назад странное состояние ума начало овладевать мною: у меня были моменты растерянности, остановки жизни, как будто я не знал, как я должен жить, что я должен делать…Эти остановки жизни всегда возникали с одним и тем же вопросом: „почему?“ и „зачем?“…Эти вопросы со все большей настойчивостью требовали ответа и, как точки, собирались в одно черное пятно».

Во время такого кризиса смысла или, как он это называл, «остановки жизни» Толстой задавался вопросом о значении всего, что он делает. Какой смысл, спрашивал он, управлять поместьем, учить сына? «Зачем? У меня сейчас шесть тысяч десятин в Самарской губернии и три тысячи лошадей – что дальше?». Он действительно хотел знать, для чего ему писать: «Ну, что если я буду более знаменитым, чем Гоголь, Пушкин, Шекспир, Мольер – чем все писатели в мире – ну и что? Я не мог найти ответа. Такие вопросы требуют немедленного ответа, без него невозможно жить. Но ответа не было никакого».

При распаде смысла Толстой переживал распад основ, на которые опиралась его жизнь: «Я чувствовал, что земля, на которой я стою, крошится, что мне больше не на чем стоять, то, ради чего я жил, оказалось ничем, что у меня нет причин жить… Правда была в том, что жизнь бессмысленна. Каждый день жизни, каждый шаг в ней подводил меня все ближе к пропасти, и я ясно видел, что нет ничего, кроме гибели».

В пятьдесят лет Толстой склонялся к самоубийству:

«Вопрос, который на пятидесятом году привел меня к намерению самоубийства, был самым простым из вопросов, лежащим в душе каждого человека от недоразвитого ребенка до мудрейшего из мудрецов: «Что произойдет из того, что я делаю сейчас и могу делать завтра? Что произойдет из всей моей жизни?» Выражая это иначе: «Почему я должен жить? Почему я должен чего-то желать? Почему я должен что-либо делать?» Снова иными словами: «Есть ли в моей жизни какой-то смысл, который не будет разрушен неизбежной смертью, ждущей меня?».

К Толстому присоединяется легион других, переживших кризис смысла, терзаемых «остановкой жизни». Сошлемся на другой пример. Альбер Камю придерживался мнения, что единственный серьезный философский вопрос состоит в том, продолжать ли жить, когда бессмысленность человеческой жизни полностью постигнута. Он утверждал: «Я видел, как много людей умирает потому, что жизнь для них больше не стоила того, чтобы жить. Из этого я делаю вывод, что вопрос о смысле жизни – самый насущный».

Насколько часто пациенты с недугом, подобным боли Толстого, стремятся к терапии? Хотя не существует строгих и исчерпывающих статистических исследований, многие опытные клиницисты, восприимчивые к проблеме бессмысленности, утверждают, что этот клинический синдром встречается очень часто. К.Г.Юнг, например, считал, что бессмысленность препятствует полноте жизни и является «поэтому эквивалентом заболевания». Он писал: «Отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. В конечном счете невроз следует понимать как страдание души, не находящей своего смысла… Около трети моих случаев – это страдание не от какого-то клинически определимого невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни».

Виктор Франкл утверждает, что 20 процентов неврозов, которые он встречает в клинической практике, – «ноогенного» происхождения, то есть возникают из-за отсутствия смысла в жизни. Выводы Франкла основаны на его личных клинических впечатлениях и статистических исследованиях, к сожалению, оставшихся неопубликованными. Кризис бессмысленности, который еще не кристаллизовался в дискретную невротическую симптоматическую картину («экзистенциальный кризис») даже более распространен – по утверждению Франкла, он наблюдался у более чем 50 процентов его пациентов в венской больнице. Более того, Франкл, посвятивший свой профессиональный путь изучению экзистенциального подхода к терапии, с несомненностью пришел к выводу, что отсутствие смысла первостепенный экзистенциальный стресс. По его мнению, экзистенциальный невроз – синоним кризиса бессмысленности.

Другие психотерапевты придерживаются той же позиции. Сальваторе Мадди (Salvatore Maddi), например, в своем великолепном эссе о поиске смысла утверждает, что «экзистенциальная болезнь» происходит от «всеобъемлющей неудачи поиска смысла жизни». Мадди описывает «экзистенциальный невроз», когнитивным компонентом которого является «бессмысленность», или хроническая неспособность проникнуться истинностью, важностью, полезностью или интересностью чего-либо, в чем человек участвует или может представить себя участвующим». Бенджамин Уолман (Behjamin Wolman) определяет экзистенциальный невроз аналогичным образом: «Неспособность найти смысл в жизни, чувство, что человеку не для чего жить, не за что бороться, не на что надеяться… он не может найти цель или направление в жизни, ощущение, что как ни выдыхайся на работе, вдохновляться нечем». С этим соглашается Николас Хоббс (Nicholas Hobbs): «Современная культура часто порождает вид невроза, отличный от описанного Фрейдом. Современные неврозы характеризуются не столько вытеснением и конверсией… отсутствием инсайта, но отсутствием цели, смысла в жизни».

Хотя такие клинические впечатления не могут считаться твердым доказательством, они, несомненно, наводят на мысль, что проблема смысла в жизни – значимая проблема, с которой терапевт должен часто встречаться в повседневной клинической работе. Психотерапия – дитя Просвещения. В основании ее всегда лежит задача неуклонного самоисследования. Терапевт должен честно принимать и исследовать фундаментальные вопросы, и вопрос смысла, этот самый неразрешимый, более всего ставящий в тупик вопрос, также не может отрицаться в терапии. Проявлять к нему селективное невнимание, отворачиваться от него или трансформировать его в какой-то меньший, но более управляемый вопрос – все это «не работает». Но в каких пунктах программы профессиональной подготовки терапевт может узнать о развитии ощущения осмысленности жизни, о психопатологии бессмысленности или о психотерапевтических стратегиях, позволяющих помочь пациенту, переживающему кризис смысла?

Небольшая когорта терапевтов обращалась к этим вопросам в неофициальных работах или в литературе, находящейся вне основного потока терапевтической теории и практики. Данная глава поставит этих малоизвестных теоретиков в центр внимания и пополнит их ряды теми философами и художниками, чьи размышления о смысле жизни обладают клинической релевантностью. Ни одному великому мыслителю на всем протяжении истории не удалось удовлетворительно разрешить загадку смысла жизни. Неудивительно, что на этих страницах не содержится ни решения, ни синтеза многочисленных попыток найти решение, который был бы полностью оптимальным. Я пытаюсь лишь поднять сознание терапевта до вопроса смысла жизни и сделать обзор основных подходов, предпринятых другими. Я надеюсь, что терапевт, вооруженный знаниями об испытанных и прочных тропинках через трясину бессмысленности, будет действовать как информированный и творческий проводник пациента, страдающего от кризиса смысла.

Наша дилемма заключается в том, что два нижеследующих положения, оба истинные, представляются непримиримо противоположными:

Человеческое существо, по-видимому, нуждается в смысле. Мы видели, что отсутствие в жизни смысла, целей, ценностей и идеалов вызывает значительные страдания. В острой форме они могут привести человека к решению покончить с собой. Франкл отмечает, что в концентрационном лагере индивид без ощущения смысла практически не выживал. Перед лицом смерти человек способен проживать «лучшую» жизнь, способен жить с полнотой и жаром, если он обладает определенной целью. Возникает впечатление, что нам нужны некие абсолюты – устойчивые идеалы, к которым мы можем стремиться, и направляющие ориентиры, на основании которых можно выстраивать жизнь.

Однако экзистенциальная концепция свободы, описанная в главах 6 и 7, утверждает, что единственный подлинно абсолютный факт заключается в отсутствии абсолютов. Согласно экзистенциальной точке зрения, мир случаен: все, что есть, могло быть иначе; человеческие существа конституируют себя, свой мир и свою ситуацию в мире; никакого «смысла», никакого великого замысла вселенной, никаких направляющих жизненных ориентиров жизни не существует, за исключением тех, которые создает сам индивид.

Использованные источники: www.rulit.me

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Симптомы невроза по ночам

  Ладошки невроз

Что такое экзистенциальный невроз

Экзистенциальный невроз – это вид нервно-психического расстройства, причиной которого становится потеря смысла жизни.

Невроз развивается в случаях нервно-психического дисбаланса, связанного с нарушением важных для человека отношений.

Часто развитие экзистенциального невроза сопровождается внутренним конфликтом с совестью, ощущением бессмысленности существования.

  • Вся информация на сайте носит ознакомительный характер и НЕ ЯВЛЯЕТСЯ руководством к действию!
  • Поставить ТОЧНЫЙ ДИАГНОЗ Вам может только ВРАЧ!
  • Убедительно просим Вас НЕ ЗАНИМАТЬСЯ самолечением, а записаться к специалисту!
  • Здоровья Вам и Вашим близким!

Описание патологии

Развитию заболевания способствуют убеждения, распространенные в современном мире. Людей побуждают потреблять все больше, а чтобы потреблять, необходимо работать.

В то же время приобретаемые вещи не имеют длительного срока службы либо часто меняются из-за того, что становятся не актуальными, не модными. Рано или поздно человек осознает, что все его усилия не приводят ни к чему и устает от происходящего.

На фоне этого развиваются внутренние конфликты, стрессовые состояния, которые рано или поздно проявляются физически. Однако ситуация может рассматриваться не только со стороны проблемы потребления.

Экзистенциальный невроз – проявление внутреннего разлада, развившегося вследствие сложных переживаний, потерь, чрезмерных нагрузок, нереализованных желаний, других причин, оказавших воздействие на психику.

Не всегда понятно, является ли данное состояние заболеванием, и есть ли потребность в обращении к специалисту.

Для развития невроза характерно состояние, когда человек не видит выхода из создавшейся ситуации, не может разобраться в ней, не в состоянии пережить трагедию.

Причины

Экзистенциальный невроз возникает при конфликте желаемого с действительным. В то же время наблюдается ярко выраженная связь с духовной сферой, так как здесь задействованы нравственные составляющие.

Соответственно, при одних и тех же условиях у одного человека это состояние может развиться, а у другого – нет. Многое зависит от моральных принципов, нравственного выбора.

Причины любого экзистенциального невроза тесно связаны с угрызениями совести, отсутствии смысла жизни, утратой духовных основ. Поэтому стрессовые ситуации и проблемы являются не причиной развития невроза, а, скорее, стимулирующим фактором. В основе же лежит личность самого человека.

О симптомах и лечении дыхательного невроза специалисты рассказали далее.

Экзистенциальные неврозы протекают со своими особенностями:

  • апатичное состояние;
  • развитие депрессии;
  • потеря интереса к происходящему вокруг.

Считается, что один из пяти случаев нервно-психических расстройств имеет под собой ноогенную (экзистенциальную) основу. Однако вполне вероятно, что эта цифра намного больше.

Не только отсутствие смысла жизни, но и отсутствие возможности реализовать желаемое могут привести к состоянию, которое называется вакуумом. Оно, по сути, и становится причиной ноогенного невроза.

Симптомы и признаки

Главным признаком является потеря человеком интереса к жизни. Люди с таким диагнозом не могут в полной мере оценить положительные моменты в жизни, наслаждаться тем, что имеют.

Например, стандартные человеческие ценности: когда есть семья, дом, дети перестают иметь для них ценность. По их мнению, лучшее, что может произойти с ними – смерть за какую-нибудь высокую идею.

Нередко этот тип невроза развивается как следствие духовной бедности, когда человек просто не знает, чем себя занять. Таким образом проявляется духовный конфликт человека, связанный с неопределенностью ценностей.

Экзистенциальный невроз опасен своим побочным влиянием. Часто люди под воздействием собственных размышлений приходят к мысли о самоубийстве.

Еще одной возможной стороной является развитие пристрастия к алкоголю или наркотикам. Исследования выявили прямую зависимость подобных явлений и их последствий с социальной и экономической ситуацией в обществе.

Изначально течение заболевания проявляется психической симптоматикой, к которой впоследствии присоединяется соматогенная. Депрессивные состояния становятся типичными да больного, несмотря на то, что для окружающих его жизнь может выглядеть вполне благополучно.

Депрессия и апатия всегда сказываются на физическом состоянии человека. С течением времени возникают нарушения сна, мигрени, снижается продуктивность, ухудшается общее самочувствие.

Под воздействием постоянного стресса организм становится более слабым, поэтому для длительного состояния невроза характерно обострение любых хронических заболеваний.

Есть мнение, что любой невроз, в том числе и ноогенный, это последствие продолжительного воздействия на психику человека травмирующей ситуации.

Как лечить экзистенциальный невроз

Рассматривая данное заболевание, возникает вопрос, ответ на который может быть неоднозначным. Нужна помощь только пациенту либо всему обществу в целом?

Разумеется, человек может обратиться к специалисту, который порекомендует принимать препараты, действие которых направлено на устранение имеющихся в каждом конкретном случае симптомов.

Это могут быть лекарства, повышающие настроение, восстанавливающие нормальный режим сна, повышающие работоспособность и т.д. В запущенных случаях такое лечение экзистенциального невроза будет даже не рекомендуемым, а обязательным.

Также потребуется справляться с теми последствиями, которые были вызваны неврозом. Это могут быть заболевания, затрагивающие любые системы и органы: сердечнососудистые нарушения, проблемы с желудком, кишечником и т.д.

Однако без устранения причины, которая породила заболевание, симптомы будут возвращаться вновь и вновь, усугубляя состояние невроза и провоцируя возникновение новых болезней.

В идеале, необходимо заниматься оздоровлением общества, чтобы превратить его из общества потребления в объединение созидающих и творческих людей. Еще раз необходимо отметить, что существование в современном мире не для всех является проблемой.

Кто-то замечательно живет, не испытывая беспокойств, связанных с неудовлетворенными духовными потребностями. Но тем, кто ищет способ заполнить образовавшуюся духовную пустоту, необходимо найти нужное решение.

Сложно давать советы, каким образом можно это сделать, ведь каждый человек индивидуален, и каждый видит свой способ формирования духовного богатства. При этом можно дать несколько общих рекомендаций:

  • Отдавая, мы становимся лучше. Это касается не только материальных вещей, хотя очень многим нужна и такая помощь.
  • Речь идет о любви и внимании, бескорыстной поддержке, которую так сложно найти сегодня.
  • А ведь нуждаются в ней абсолютно все.
  • Делиться можно не только с людьми, но и с животными – вот кто сполна вернет вам всю подаренную любовь.
  • Течение ноогенного невроза сопровождается потерей интереса к жизни, ведь человеку кажется, что она скучна и примитивна.
  • Но есть множество вопросов, на которые так и не удалось найти ответы.
  • Кого-то могут заинтересовать математические открытия или доказательства существования жизни во Вселенной, а кого-то привлекут люди, их мысли.
  • Существует огромное количество информации, позволяющей с головой уйти в непознанное – эзотерику, древние знания, астрологию.
  • Главное – все время двигаться, а не стоять на месте. Тогда вы увидите всю многогранность существующего мира и найдете то, что увлечет вас.
  • Понятно, что экзистенциальный невроз развивается на фоне возникшего конфликта и неудовлетворенных духовных потребностей.
  • Разберитесь в себе: почему это произошло, по какой причине душа требует изменений.
  • Решив эту задачу, и определив, что вы можете сделать, чтобы вам стало лучше, вы получите возможность исцелиться без доктора.
  • Рисование, пение или танцы, любой из видов рукоделия – прекрасный способ вернуть себе настроение и улучшить самочувствие.
  • Любые действия, связанные с творчеством, успокаивают человека и приближают его к ответам на нужные вопросы.
  • Расширением кругозора заняты обычно учителя в школе. Но во взрослой жизни времени хватает только на работу и изредка на общение.
  • Очень часто именно поэтому – из-за нехватки новых ощущений, знаний и происходит угасание интереса к жизни – человек просто не понимает всех возможностей, которые у него есть.
  • Кругосветное путешествие – мечта многих, но не каждый может себе это позволить.
  • Это не очередной повод для депрессии, но стимул искать что-то новое и интересное там, где вы можете.

Попробовав следовать этим советам, можно сделать свою жизнь увлекательнее. Хорошо, если вы сможете помочь и другим людям, которые попали в аналогичную ситуацию и тоже нуждаются в поддержке.

Ведь общество состоит из отдельных людей, а значит для его выздоровления необходимо, чтобы каждый из нас чувствовал себя в гармонии с собой и окружающим миром.

В следующей нашей статье мы расскажем, как лечить невроз.

Поэтому правильным решением будет создание собственной программы по борьбе с причинами неврозов и противодействие ситуациям, которые травмируют психику. Самое важное, чем можно помочь человеку, который столкнулся с такой ситуацией – направить его, вызвать интерес к чему-то, поддержать его увлечения.

Использованные источники: nerv.hvatit-bolet.ru

Похожие статьи