Невроз как психическая защита

Глава 15 НЕВРОЗЫ

Невроз — психогенное заболевание, возникающее на фоне осо­бенностей личности, которые определяются как наследственно-консти­туциональными, так и внешнесредовыми факторами, в том числе ус­ловиями жизни и воспитания.

В отечественной неврологии принято выделять три формы невро­за: неврастению, невроз навязчивых состояний, истерию. При невра­стении можно наблюдать астенический, астеноипохондрический, ас- тенодепрессивный, обсессивно-фобический синдромы. При неврозе навязчивых состояний, кроме разного рода навязчивых страхов, переживаний и навязчивых действий, обычны астеноипохондричес­кий и психастенический синдромы у лиц с повышенной мнительно­стью и нерешительностью. При истерии наряду с демонстративны­ми эмоционально-аффективными нарушениями личности отмечают­ся астеноневротический, фобический и ипохондрический синдромы. В отличие от других форм невроза при истерии возможны и псевдо- органические симптомы: параличи и парезы, расстройства коорди­нации и статики, афония и мутизм, нарушения чувствительности и судорожные синдромы (органическую природу которых установить не удается).

От неврозов отличают неврозоподобные синдромы, развившиеся после инфекций, черепно-мозговой травмы, интоксикаций, гипови­таминоза и т.д., т.е. невротические расстройства непсихогеиного происхождения. Невроз отличается от психопатии и других психо­тических нарушений частичным (парциальным) расстройством лич­ности. У больных неврозом не происходит ярко выраженных нару­шений самосознания, восприятия окружающего, поведения. Облигат­ными для невроза являются синдромы вегетативной дистонии, в том числе и дисфункция внутренних органов. Наличие и выраженность этих сопутствующих расстройств зависят от преморбидных особен­ностей вегетативной регуляции. С патофизиологической точки зре­ния в одном случае можно говорить о преимущественном вовлече­нии в процесс структур, регулирующих вегетативно-сосудистые, в другом — поведенчески эмоциональные функции. Около 60% боль­ных неврозом жалуются на головную боль, у 40% этих больных от­мечаются расстройства сна. Нарушения сна при неврозе трактуют как недостаточность систем, обеспечивающих психологическую защиту.

При развитии невроза часто формируется невротическая депрес­сия, которая проявляется снижением настроения, эмоциональной лабильностью, тревогой, бессонницей, снижением аппетита и поху­данием, а в социальном плане — снижением производственной и об­щественной активности. Однако критика к своему состоянию сохра­няется, осознается связь болезни с психотравмирующей ситуацией и есть стремление разрешить конфликт. Особую форму представляет собой скрытая (маскированная, ларвированная депрессия, «депрес­сия без депрессии»), при которой симптомы собственно депрессии уходят на второй план или полностью маскируются жалобами сома­тического характера. Для скрытой депрессии характерно хроничес­кое течение (месяцы и годы) с перманентными, стабильными непрог­рессирующими расстройствами и жалобами, в частности на голов­ную боль.

При неврозах отмечается недостаточная активность тормозных ГАМКбензодиазепиновых систем лимбико-ретикулярного комплекса, а также их эндогенных лигандов — карболинов. В начале болезни, особенно при ее гиперстенических формах, наблюдается повышение активности моноаминергических нейрональных систем, при кризах ВСД определяется колебание уровня катехоламинов. При затяжном течении заболевания развивается недостаточность медиаторных мо­ноаминов, что ведет к развитию хронического невроза, невротичес­кой депрессии. Это в сочетании с дефицитом эндогенных опиоидов, в том числе и эндорфинов, обусловливает симптомокомплекс анге- донии (стабильное плохое самочувствие, «недовольство всем и вся»), нарушение функции ноцицептивной системы, соматовегетативные расстройства с сенестопатиями и различными алгическими синдро­мами. Согласно современным представлениям, невроз является резуль­

татом структурно-функциональных нарушений на субцеллюлярном уровне, где роль патологического фактора играет дефектность нейро- трансмиттерных и рецепторных систем, мембранных каналов, фер­ментов или регуляторных внутриклеточных белков. Именно эти на­рушения формируют материальный субстрат функциональных рас­стройств при неврозе.

Лечение. Основную роль в лечении неврозов играет психо­терапия, с помощью которой добиваются осознания больным причин­но-следственной связи между особенностями его системы отношений, психотравмирующими факторами и развитием заболевания. Затем переходят к аутогенной тренировке с усложнением занятий вплоть до моделирования поведения больного в стрессовой ситуации. Окон­чательная задача заключается в дезактуализации конфликта, выработ­ке у больного адекватных реакций и форм поведения, уверенности в своих силах и способности рационально разрешить любую психотрав­мирующую ситуацию.

При астеноипохондрических синдромах и фобиях соматического характера проводят психотерапию, ЛФК, что возвращает больному уверенность в собственных силах. При истерическом неврозе психо­терапевтическое внушение иногда проводят с помощью гипноза или фармакогипнотерапии.

При неврастении с гиперстеническим фоном и преобладанием повышенной раздражительности и вспыльчивости назначают транк­вилизаторы: мепробамат (от 0,4—0,6 мг до 0,8—1,6 мг в сут.[3], хлор­диазепоксид (от 5—10 мг до 30—100 мг в сут.), оксазепам (от 10— 20 мг до 30—50 мг в сут.), феназепам (от 0,5—1 мг до 3—5 мг в сут.), амизил (от 3—6 мг до 6—12 мг в сут.); в некоторых случаях оправдано назначение «малых» нейролептиков: тиоридазина (от 30 мг до 75 мг в сут.), алимемазина (от 10—25 мг до 150—200 мг в сут.), неулептила (от 5—10 мг до 30—50 мг в сут.).

В случаях гипостенического фона и преобладания астении, затор­моженности, подавленности предпочтительны транквилизаторы со стимулирующим компонентом действия: триоксазин (от 0,6—0,9 г до 1,2—1,5 г в сут.), диазепам (от 5—10 мг до 15—30 мг в сут.), меза- пам (от 10—15 мг до 30 мг в сут.), мебикар (от 0,6 г до 0,9—1,2 г в сут.) и даже психостимуляторы — сиднофен (от 5—10 мг до 20— 30 мг в сут.), сиднокарб (от 5—10 мг до 30^—60 мг в сут.). При уме­ренном проявлении неврастении достаточно эффективны и традици-

онные седативные средства. Во всех случаях астенических состояний полезны ноотропные препараты.

При неврозе навязчивых состояний выбор препаратов опреде­ляется в первую очередь наличием гипер- и гипостенического фона. Предпочтение отдается препаратам с более сильным общим действи­ем, например хлордиазепоксиду (хлозепид, элениум, напотон), диа­зепаму (седуксен, реланиум, сибазон) или феназепаму. В этих слу­чаях применяют более высокие дозы, чем при неврастении, и уве­личивают их быстрее.

При интенсивных фобиях соматического характера (кардиофо­бия) — их пароксизмальных проявлениях с картиной вегетативно­го криза (паническая атака) целесообразно вводить диазепам внут­ривенно (6—10 мл 0,5% раствора на 10—20 мл 40% раствора глю­козы) и при необходимости продолжить курс лечения, назначив капельные внутривенные вливания.

Иногда при состояниях тревоги любого характера применяют Р-блокаторы, причем при соматических симптомах тревоги предпоч­тительнее назначать селективные р,-блокаторы. Р(-блокаторы усту­пают по степени анксиолитического действия препаратам бензодиа- зепинового ряда, однако не вызывают нежелательного седативного эффекта (управление автомобилем, работа, требующая повышенного внимания). Эти препараты предпочтительнее для больных пожилого возраста, у которых препараты бензодиазепинового ряда вызывают заторможенность или атаксию. Пропранолол в дозе 40—80 мг мож­но назначать и однократно за 2 ч до возможной психотравмирующей ситуации. Р-блокаторы в сочетании с ингибиторами МАО дают хо­роший результат при социальных фобиях.

При упорных обсессивных синдромах со стереотипизацией ри­туалов и снижением критического отношения к проявлениям болез­ни оправдано применение наряду с транквилизаторами и «малых» нейролептиков — метофеназата (френолон), алимемазина (терален) или тиоридазина (сонапакс). При обсессивно-компульсивных синд­ромах хороший результат дает применение антидепрессанта кломип- рамина (анафронил) в дозе 50—100 мг в сут. в 2—4 приема. Оправ­дано применение препаратов лития и клонидина.

При лечении истерии применяют те же методические подходы. В случае остроты и аффективной насыщенности клинических про­явлений назначают ударные дозы транквилизаторов, сочетая внутри­венное введение препаратов с приемом их внутрь. Иногда для быст­рого эффекта, как и при упорном обсессивном синдроме, необходи­мо добавлять малые нейролептики.

При астенодепрессивных синдромах и невротической депрес­сии лечение транквилизаторами часто оказывается неэффективным. В таких случаях применяют антидепрессанты. Вначале дают азафен (200—300 мг в сут.) или пиразидол (75—150 мг в сут.), а при недо­статочном эффекте назначают имизин или амитриптилин (25—75 мг в сут.), ниаламид (нуредал) в дозе от 50—75 до 200—350мг в сут., а также психостимулирующие средства сидиокарб или сиднофен.

При затяжной психотравмирующей ситуации следует избегать длительного многомесячного приема психотропных средств в связи с возможностью развития психической зависимости и обусловленной этим трудностью отмены препарата. В таких случаях предпочтитель­нее повторять короткие курсы лечения или приурочить однократный или 2—3-дневный прием препарата ко времени возможной психотрав­мирующей ситуации. Лечение головной боли, нарушений сна или пароксизмов ВСД, сопутствующих неврозу, рассмотрено в соответ­ствующих главах. Поскольку в генезе неврозов значительную роль играет дисгармония сексуальной жизни, в комплексной терапии это­му вопросу следует уделять серьезное внимание. Эффективность ком­плексного лечения повышается, когда психотерапию и фармакотера­пию дополняют иглорефлексотерапией, физическими и санаторно-ку­рортными методами лечения. Особое внимание уделяется социальной реабилитации больного.

Использованные источники: bib.social

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Срыв и невроз

  Ладошки невроз

  Невроз признак шизофрении

Невроз и невротизм: психические расстройства у здоровых людей

Частые стрессовые ситуации, повышенная возбуждённость и беспокойство, эмоциональная нестабильность и душевный дискомфорт при современном темпе жизни уже не вызывают удивления.

Однако, частое проявление симптомов может быть сигналом настоящего расстройства личности – невротизма, а со временем – и невроза.

Даже здоровые люди подвержены неврозам. Как справиться с неврозами и как бороться с невротическими состояниями разберёмся в этой статье.

Что такое невроз?

Что такое невроз Невроз проявляется как болезненное состояние в условиях истощения нервной системы. Это расстройство личности, основным выражением которого является нестабильность психического здоровья человека: частые истерические состояния и раздражительность.

Невротизму подвержены даже эмоционально стабильные, психически здоровые люди. Такое состояние характеризуется повышенной тревожностью. Чрезмерные переживания о внешности, сексуальной жизни, уверенность в собственной болезненности и даже тревога о безопасности жилища при частом регулярном проявлении являются сигналами о развитии невротизма. В норме такие проявления беспокойства адекватны, поскольку они являются следствием заботы о близких, выражением инстинкта самосохранения и направлены на обеспечение физической и моральной безопасности. Однако постоянная озабоченность играет с человеком злую шутку. Тревожные мысли становятся навязчивыми, не позволяя отвлекаться на работу и учебу, общение и быт.

Распознаём симптомы невротизма

Симптомы неврозов и невротизма Такого рода тревожность сопровождается признаками нарушения не только психического, но и физического здоровья человека.

Так, невротизм проявляется:

  • резкими сменами настроения;
  • бессонницей;
  • неадекватной самооценкой (заниженной или завышенной);
  • низким уровнем стрессоустойчивости, ранимостью;
  • быстрой утомляемостью;
  • повышенной потливостью и сердцебиением;
  • нарушениями сердечно-сосудистой и пищеварительной систем.

Со временем эти признаки усиливаются, и ощущение перманентного беспокойства не покидает человека. Такое состояние негативно сказывается и на взаимоотношениях с окружающими. Даже при благоприятном развитии событий человек начинает видеть проблемы там, где их не существует, испытывает чувство незащищённости.

Также, в рамках «невроза тревоги» или «невроза беспокойства» Зигмунд Фрейд в конце прошлого века описывал «тревожные атаки» или панические атаки (вегетативный криз). Необходимо знать, что панический невроз поддаётся лечению и чем раньше обратиться в врачу-специалисту, тем успешнее будет лечение.

Причины проявления невроза

Причины неврозов у здоровых людей Для того чтобы успешно преодолеть невротические расстройства, необходимо раскрыть природу их развития. Причины невротизма стали предметом исследования многих известных психологов, психотерапевтов и психиатров. Наибольший вклад в изучении невротизма и невроза принадлежит Зигмунду Фрейду, основоположнику психоанализа, Альфреду Адлеру, создателю индивидуальной психологии, Фрицу Перлзу, первому гештальт-терапевту, и Карен Хорни, разработавшей основы гуманистического психоанализа.

Согласно исследованиям Зигмунда Фрейда, причинами невротизма можно считать подавление естественных влечений, которые могут принести удовольствие, – секса и агрессии. Ограничение таких желаний происходит вследствие воспитания, социального осуждения. Такое подавление приносит дискомфорт даже при внешнем благополучии и становится причиной развития невротизма. Внутренние переживания выходят на первый план, человек ощущает себя несчастным и усложняет жизнь окружающим.

По мнению Альфреда Адлера, причиной невротизма является подавление не только биологических, но и социальных потребностей. К последним можно отнести желание доминировать, которое проявляется еще в раннем возрасте и по мере взросления наталкивается на всё большие препятствия. Ощущение собственной слабости перетекает в комплекс неполноценности Адлера, что крайне болезненно воспринимается амбициозными людьми, желающими лидировать и доминировать. Человек становится ранимым и агрессивным, не может противостоять неудачам и унижает других. Эти причины ведут к постоянному внутреннему дисбалансу.

Ограничение общественными условностями – причина невротизма по мнению Фрица Перлза. Подавление желаний изнутри и как следствие общественного навязывания проявляется в эмоциональном перенапряжении, которое приводит к эмоциональному взрыву, нарушая психическую стабильность, разрушая личность и социальную жизнь человека.

Карен Хорни, исследуя невротизм и невроз у женщин, пришла к выводу, что причиной тому – подавление женского «Я» в мире, которым правят мужчины. Необходимость конкурировать, соответствовать условиям, выдвинутым мужчинами, создает частые стрессовые ситуации для женщин. Именно поэтому женщины более эмоционально неустойчивы, чем мужчины, страдают перепадами настроения и самооценки, стремятся обратить на себя внимание любой ценой.

Как лечить невроз

Как лечить невроз Повышенный уровень невротизма наносит непоправимый ущерб здоровью человека. Не стоит упускать из виду сигналы развития расстройства на ранних стадиях, когда душевный дискомфорт можно объяснить внешними обстоятельствами.

Избавить человека от эмоциональной нестабильности и тревожности помогут лечебные методики во время сеансов психологов и психотерапевтов. Задача врачей в том, чтобы снять напряжение, научить человека пускать свои желания в правильное русло и сформировать позитивное видение и адекватную реакцию на происходящее.

Эффективным является обучение техникам расслабления, благодаря которым человек может самостоятельно противостоять стрессам и преодолевать трудности. Кроме того, для профилактики и лечения невротизма специалисты применяют техники нейролингвистического программирования и суггестии (внушения).

Для закрепления лечебного эффекта в индивидуальном порядке врачом могут быть назначены антидепрессанты. Их эффект проявляется в улучшении сна и снижении тревожности, постепенной нормализации душевного равновесия.

Правильная профилактика неврозов и невротических состояний В качестве профилактики невроза рекомендуется поддерживать силы организма и принимать витамины, препараты, улучшающие кровоснабжение головного мозга, обмен веществ.

Кроме того, немаловажной является поддержка со стороны близких людей. Нормальные взаимоотношения, любовь и забота родных развивают чувство защищенности и гармонии.

Невротизм угнетает личность, затмевает яркие краски в жизни человека и его окружающих. Сочетание различных методик и комплекса поддерживающих препаратов является эффективным средством борьбы с прогрессирующей тревожностью, позволяет вернуть душевный комфорт, вновь ощутить радости жизни и вернуть себе хорошее настроение!

Хорошего вам самочувствия и отличного настроения!

Использованные источники: www.nastroeniya.net

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Астено-депрессивный невроз это

  Ладошки невроз

  Невроз признак шизофрении

  Невроз желчного пузыря симптомы

Неврозы как следствия дефектов функции защиты

Исходя из сопоставления описанных фактов и теоретических взглядов, можно полагать, что причины многих неврозов человека связаны с недостаточно сильной, а главное, неправильно построенной или искаженной функцией зашиты. Нарушенная зашита может быть связана с неадекватной сублимацией, когда энергия запретных желаний переводится в неправильное русло, то есть в деятельность, не снимающую противоречия «Оно» и «Сверх-Я». Лечение неврозов такого типа основано на идее осознания больным истинных подсознательных причин его отклонений. Цель врача состоит в том, чтобы с помошью приемов психоанализа помочь больному провести правильный процесс сублимации, тоесть перевести в сферу сознания ранее неосознанное болезненное желание и затем перевести (сублимировать) его в потенциал какой-либо общественно нормальной деятельности.

Исходя из этих позиций, психоанализ уделяет большое внимание истолкованию различных поступков человека, причина которых связана с подсознательной деятельностью. В рамках теории психоанализа несрабатывание или неполное срабатывание защитных средств рассматривается как причина того, что неудовлетворенность, исходящая от «Оно», проявляется в символическом, закодированном виде в сновидениях, странностях поведения и даже в обмолвках, оговорках, странных шутках, навязчивых рисунках или описках человека.

Подсознательный процесс, связанный с мощными, но подавляемыми импульсами, пробивает защиту, но тем не менее в процессе борьбы с защитными механизмами происходит определенное сглаживание, сдерживание, переработка «неприличных» импульсов, не допустимых с точки зрения социальных установок, нравственных и моральных норм. Именно поэтому сложность психоанализа заключается в необходимости чрезвычайно тонкого и изощренного истолкования символики сновидений, необычных реакций поведения пациентов, их отношений к событиям и другим людям. Сложность работы психоаналитика при этом связана также с недопустимостью перехода им границы, за которой начинается неоправданное фантазирование, что, естественно, опасно тем, что может привести к неправильному диагнозу.

Влечении неврозов с помощью психоанализа большое значение имеет метод эмпатии (от греч. етрат.г1е1а — сопереживание). Психолог (психотерапевт), использующий эмпатию, находится в особом состоянии. С одной стороны, он «входит» в мир переживаний своего пациента, выявляет и понимает его болезненные конфликты, отрицательные эмоции, скрытые стремления. При этом пациент обязательно должен находить эмоциональный отклик в поведении врача. С другой стороны, психолог как специалист проводит работу, направленную на осознание больным своих скрытых переживаний, их дальнейшему анализу, детальному рассмотрению, коррекции их соотношений с реальной действительностью и в конечном счете их изживанию.

Таким образом, психолог в состоянии эмпатии помогает клиенту в объективном изучении своею внутреннего мира, осознании своих мотивов, эмоций, оттенков ощущений и желаний, скрытых противоречий между желаниями и моральными, этическими и нравственными запретами, которые жестко конфликтуют с подсознательными мотивами человека. Перевод этих конфликтов на уровень осознанного анализа — принципиальный момент эмпатического лечения, что связано с воз-можностью подключения к решению проблемы всего интеллектуального потенциала личности. Важно отметить, что при этом сам психолог ни в коем случае не должен отождествлять себя с пациентом, он должен извне рассматривать проблемы клиента.

В качестве иллюстративного описания ситуации, типичной для процессов психоанализа, приведем строки стихотворени «Крыса» великого русского поэта Н.С. Гумилева.

Вздрагивает огонек лампадки, В полутемной детской тихо, жутко, В кружевной и розовой кроватке Притаилась робкая малютка.

Что там? Будто кащель домового? Там живет он, маленький и лысый. Горе! Из-за шкафа платяного Медленно выходит злая крыса.

В красноватом отблеске лампадки. Поводя колючими усами. Смотрит, есть ли девочка в кроватке. Девочка с огромными глазами.

— Мама, мама! — Но у мамы гости,

В кухне слышен хохот няни Василисы, И горят от радости и злости. Словно уголечки, глазки крысы.

Страшно ждать, но встать еще страшнее. Где он, где он, ангел светлокрылый?

— Милый ангел, приходи скорее. Защити от крысы и помилуй!

Можно взять на себя смелость и предположить, что эти строки описывают состояние взрослого человека, возникшее у него в результате воспоминаний, частичного «вытягивания из подсознания», размышлений и преодоления далекого детского страха, вызвавшего в свое время формирование невротического комплекса. Поэтические точные формулировки показывают проникновение взрослого во внутренний мирребенка, несколькостороннее, слегка снисходительное, но эмпатическое наблюдение за этим миром и попытки анализа, вычленения, конкретизации, локализации, образно говоря «стягивания в точку, развенчания и преодоления», комплекса детского страха.

Ясно, что лечение неврозов и так называемых пограничных психических состояний требует от психолога (психотерапевта, психоаналитика) весьма глубокого проникновения в личность пациента, очень сложного моделирования внутри своей личности личности другого человека, что в свою очередь дает возможность не только постановки правильного диагноза, но и коррекции невроза (рис. 5.28). Кстати сказать, рассматривая проблемы психики

человеческой личности, психотерапевт во многих случаях имеет дело не с пациентом, а скорее с клиентом, то есть решает проблемы здорового человека, находящегося в затруднительном положении. Именно поэтому в развитых странах мира сегодня, по самым разным оценкам, большая часть среднего слоя населения пользуется услугами психологов.

Приведенное описание структуры личности человека с позиций теории психоанализа («Оно», «Я» и «Сверх-Я» и их отношения) следует рассматривать как некоторую общую схему (модель) структуры личности человека.

Использованные источники: studme.org

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Симптомы невроза и его проявления

  Срыв и невроз

  Предрасположение к неврозу навязчивости

Невротические нарушения. Защитные механизмы при компульсивном неврозе

Двойной фронт эго при компульсивном неврозе

В компульсивном неврозе специфичны не только защитные механизмы, но также направление их использования. Относительное преобладание в этом неврозе зависимости эго от суперэго делает понятным, почему эго не только послушно суперэго в отвержении инстинктивных потребностей, но и пытается бунтоватьиротив суперэго. Эго может использовать против суперэго те же самые защитные меры, которые обычно применяет против побуждений ид. Для этой деятельности тоже необходима постоянная затрата энергии. Уже упоминалось, что навязчивая идея: «Если ты совершишь некий поступок, твой отец умрет», возникает в ходе осознания предостережения суперэго: «Если ты совершишь некий поступок, у тебя появится соблазн убить отца». Эго может реагировать на такие угрозы контругрозами. Когда «человек-крыса» имел первый сексуальный опыт, у него возникла навязчивая идея: «Это восхитительно! Ради этого можно убить своего отца!». Фактически эго ведет себя по отношению к суперэго, как прежде относилось к своим воспитателям: послушно, мятежно или послушно и мятежно одновременно. Амбивалентное отношение эго к суперэго служит основой частого преобладания в компульсивном неврозе религиозных симптомов. Конфликт с суперэго лучше всего наблюдать, когда он продуцирует двухфазное поведение. Пациент ведет себя альтернативно: то как непослушный ребенок, то как строго наказывающий поборник дисциплины.

Пациент по обсессивным причинам некоторое время не чистил зубы, затем он шлепал и ругал себя. Другой пациент всегда носил тетрадку, где делал похвальные или порицающие пометки о собственном поведении.
В сновидениях нелепость означает насмешку и злобное намерение сновидца. Сходным образом явная абсурдность многих проблем в качестве предмета обсессивных мыслей указывает на злобное и насмешливое отношение пациентов к своему суперэго, которое на сеансе часто олицетворяет психоаналитик. Итак, в нелепостях пациента продолжается высмеивание ребенком своего отца.

Пациент на первой консультации спросил аналитика, поможет ли психоанализ избавиться от чрезмерной мастурбации. Аналитик заверил его, что, если вообще психоанализ окажется успешным, устранится и эта проблема. Много месяцев спустя пациент рассказал о своих мыслях в тот момент: «Меня удивляло, каким образом аналитик сможет мне помочь, если я сам не прекращу мастурбировать». Тогда пациент решил не сопротивляться вредной привычке, чтобы посмотреть, сумеет ли психоаналитик обойтись без его помощи.

Регрессия к анальному садизму модифицирует не только эго, чей садизм и амбивалентность тогда направляются как против суперэго, так и против внешних объектов. Регрессия приводит также к модификации самого суперэго, которое становится более садистским и обретает черты автоматизма и архаичности, такие, как следование принципам возмездия и словесной магии. Садизм суперэго вследствие регрессии возрастает но мере воздержания эго от внешней агрессии. Можно было бы полагать, что индивид, требовательный к себе и внешне неагрессивный, воздерживается от агрессии в силу своей ответственности. В действительности же блокирование агрессии первично, а строгость суперэго вторична. Садизм, не направленный более против объектов, оборачивается внутрь в качестве агрессии суперэго против эго. Мораль, налагаемая архаическим суперэго компуль-сивного невротика, представляет собой автоматизированную псевдомораль, охарактеризованную Александером как продажность суперэго. Если эго делает уступку инстинктивному побуждению, ему необходимо согласиться и на искупление. Когда эго искупило вину, акт искупления может использоваться как лицензия на вовлечение в другие прегрешения. В результате изменяется очередность инстинктивного действия и наказания. Потребность в относительном равновесии двух установок может выражаться в компульсиях магической симметрии.

Компульсии симметрии имеют очень разнообразные формы. Их предназначение всегда состоит в избежании «нарушений равновесия». Всякому сдвигу вправо должен соответствовать сдвиг влево, всякому подъему вверх — спуск вниз; счет нельзя останавливать на нечетном числе и т. д. В каждом случае такие компульсии имеют индивидуальное значение. Их общая цель — предотвратить нарушение ментального равновесия отвергнутыми побуждениями. Любое инстинктивное движение аннулируется противоположным движением.

Шилдер сопоставил формы компульсии симметрии, которые основываются на конфликтах вокруг равновесного эротизма, и формы, манифестирующиеся в абстрактных рисунках. Чтобы разобраться в «коррупции» суперэго, следует рассмотреть экономическое отношение, которое Радо называл идеализацией. Выполняя требования супер-эго, эго получает нарциссическое наслаждение, норой приносящее такую радость, что эго временно приостанавливает или ослабляет свои функции по объективной оценке реальности и побуждений. Представление, что любое страдание дает право на компенсаторное наслаждение и угрожающее суперэго можно умиротворить и вынудить к возобновлению покровительства добровольным страданием, имеет очень давнее происхождение. Те же самые идеи выражаются жертвами и молитвами. С помощью обеих практик покупается симпатия Бога. Более сильные наказания избегаются путем добровольного принятия неприятностей в качестве «профилактического наказания». Крайностью этого отношения являются те действия, которые можно назвать «самокастрацией». Стремление «купить» симпатию Бога порой превращается в вымогательство. У импульсивных и депрессивных невротиков обнаруживается много вариантов такого вымогательства. В конечном итоге возникает порочный круг: деяние — наказание — новое деяние, который можно проследить к циклу: голод — насыщение — новый голод.

Колебание между деянием и наказанием часто выражается в обсессивных сомнениях, которые реально означают: «Выполнять ли требования ид или суперэго?» При тяжелом течении компульсивного невроза возможно состояние, в котором сознательное эго становится футбольным мячом для противоречивых побуждений ид и суперэго и полностью устраняется в качестве действующей инстанции.

Защищаясь от требований садистского суперэго, эго может прибегнуть к контрсадистскому мятежу или проявить покорность (подобострастие), иногда имеют место обе установки одновременно или попеременно. Иногда, кажется, само эго стремится к наказаниям, желает искупления и даже мучений. «Моральный мазохизм» представляется дополнением к «садизму суперэго», и покорность порой проявляется в надежде получить лицензию на инстинктивную свободу. Потребность эго в наказании подчиняется потребности в прощении, наказание допускается как необходимое средство избавления от давления суперэго. Такая потребность компульсивного эго в наказании порой конденсируется с мазохистскими сексуальными желаниями. Тогда, по словам Фрейда, мораль, которая возникла из эдипова комплекса, регрессирует и однажды снова становится эдиповым комплексом.

В целом потребность в наказании всего лишь симптом более общей потребности в прощении. Это ясно видно в попытках избежать наказания и добиться прощения без него посредством использования внешних объектов в качестве «свидетелей» в борьбе против суперэго.

Пациент придумал способ освобождения от угрызений совести и ипохондрических страхов. После мастурбации он отправлялся к врачу, который, проведя соматический осмотр, заверял его в хорошем состоянии здоровья. Психоанализ показал, что успокоение врача репрезентировало отказ «кастратора» от своего права кастрировать. Декларация здоровья репрезентировала необходимое прощение. Это прощение очищало совесть пациента и делало другие средства ненужными, в частности, у пациента отпадала необходимость наказывать себя.

Надежда на заверения со стороны других в целях поддержания самоуважения часто детерминирует социальное поведение компульсивного невротика. Пациент испытывает облегчение, когда обнаруживает, что другие относятся к его виновности не столь серьезно, как он сам. Он словно говорит своему суперэго: «В конечном итоге проступок не так уж пагубен, коль меня не осуждают». Таким путем страх перед суперэго снова превращается в социальный страх. Эта ре-проекция суперэго обнаруживается в большей мере среди индивидов с параноидными склонностями, но психоанализ обычных компульсивных невротиков тоже часто показывает, что их социальная тревога представляет собой страх перед безуспешностью попыток облегчить тяжелое чувство вины. Ошушение, что они все-таки виновны, может превратиться в хронический социальный страх. И, естественно, индивид с очень сильной бессознательной агрессивностью к внешнему миру имеет все основания бояться, что окружающие будут испытывать к нему неприязнь.

Хотя при компульсивном неврозе конфликты в большей мере интернализованы, чем при истерии, компульсивные невротики тоже пытаются использовать внешние объекты в облегчении и разрешении своих внутренних конфликтов. Истерики, боящиеся кастрации или утраты любви, стараются непосредственно влиять на окружающих, чтобы убедить их не делать веши, которых они опасаются. компульсивные невротики больше страшатся утратить защиту собственного суперэго и, вынужденно презирая себя, нуждаются в Других людях как непрямом облегчающем средстве. Что бы объекты ни делали, что бы ни говорили, это рассматривается как прощение или обвинение. Предпринимаются всяческие попытки, реальные и магические, влиять на показания этих «свидетелей». Иногда пациенты пытаются индуцировать объекты к простому проявлению симпатии. Иногда ожидается, что объекты совершат некий поступок, на который сам пациент не решается, или, напротив, воздержатся от действий, которые он не смеет совершить, поскольку это вводит его в слишком сильный соблазн.

Согласно Фрейду, в основе справедливости бессознательно лежит идея: «То, что мне не позволено, никому другому тоже не позволено». Побуждение к справедливости коренится в склонности поддерживать запрет, настаивая, что все тоже должны подчиниться некоему правилу. Существует отношение между «справедливостью» и «симметрией». Некоторые порывы к справедливости просто означают: «Случившееся справа должно случиться слева». И стремление к симметрии порой означает: «Симметрия достигается, если случившееся с одним ребенком происходит с другими детьми (его братьями и сестрами)».

Фрейд утверждал, что индивиды, у которых место супер-эго занимает тот же самый объект, идентифицируются друг с другом. Вслед за Редлом можно добавить: «Те, кто использует одного и того же «свидетеля», объединены обшей идентификацией». В крайних случаях поведение пациентов временами становится совершенно неискренним. Что бы они ни делали, они делают в целях произвести впечатление на воображаемых зрителей, вернее сказать, жюри.
Амбивалентная зависимость от садистского суперэго и необходимость любой ценой избавиться от нестерпимого напряжения виновности — наиболее частые причины самоубийства. Поэтому возникают вопросы: правда ли, что эти факторы играют столь важную роль в компульсивных неврозах и почему самоубийство так редко среди компульсивных невротиков? Фрейд дал следующий ответ: при ком-пульсивном неврозе, но его мнению, в отличие от депрессии, либидо не полностью вовлечено в конфликт эго и суперэго, большая часть объектных отношений сохраняется. Это обстоятельство и защищает пациента от краха. Регрессивно искаженные остатки объектных отношений, т. е. их садистская природа, оказываются благоприятны. Компульсивные невротики, проявив сильную агрессию к объектам, не нуждаются в обращении всей ее мощи на себя.

Тем не менее чувство вины причиняет в таких случаях много страданий. Пациенты втягиваются в ускоряющийся цикл: угрызения совести — раскаяние — новые проступки — новые угрызения совести. Формируется все больше смешений, расширяется круг симптомов (аналогично «фобическому фасаду»), усиливается инстинктивная важность симптомов за счет их наказывающего значения.

Превалирующая потребность использовать объекты в облегчении внутренних конфликтах оттеняет все непосредственные чувства к объектам. Но эта потребность не единственный фактор, обычно искажающий объектные отношения компульсивных невротиков. Второй фактор состоит в том, что анально-садистская регрессия препятствует развитию зрелых объектных отношений: она порождает ненадежные, амбивалентные отношения к объектам, конфликты бисексуальности, способствует сохранению целей инкорпорации. Третий фактор, который нарушает объектные отношения, состоит в изоляции эмоций, поэтому объектным отношениям недостает искренности и теплоты. Когда пациенты имеют дело с объектами, недостает катексиса, растраченного на симптомы и аутоэротические замещения.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

Использованные источники: www.psystatus.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Невроз нетрадиционная медицина

  Предрасположение к неврозу навязчивости

  Невроз желчного пузыря симптомы

Психологическая защита

Психологическая защита — специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием психотравмирующей ситуации.

Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

Речь идет о различного рода приспособительных процессах, свойствах и качествах, которые приобретает личность при своей социализации. Термин «Механизмы психологической защиты» был введен З. Фрейдом, а затем трансформирован и модернизирован представителями разных поколений исследователей и психотерапевтов. В работе Зигмунда Фрейда были выделены следующие психологические механизмы защиты: вытеснение, подавление, регрессия, проекция, интроекция, изоляция, рационализация, компенсация, реактивные образования, отрицание реальности, сублимация.

Защитные механизмы до известной степени обеспечивают индивиду избавление от тревоги, правда все это происходит за счет определенного отказа от реалий действительности или ее искажения. Использование механизмов психологической защиты не меняет жизнь в лучшую сторону, поскольку человек приспосабливается к проблеме, но не решает ее.

Последствия использования механизмов психологических защит:

1. Сначала теряется адаптивность поведения, т.е. человек ведет себя неадекватно ситуации, хуже общается, ограничивает свой образ жизни или он становится очень специфичным, отгороженным.

2. Далее дезадаптация возрастает. Могут возникать психосоматические заболевания. Возрастает внутреннее напряжение, тревожность. «Сценарий» жизни начинает подчиняться психологической защите от душевной боли: определенного вида хобби, увлечения, профессия.

3. Образ жизни становится некоторой формой «безболезненной самопсихотерапии». Защитный стиль жизни становится чрезвычайно важным для человека. Таким образом, идет постоянное отрицание проблем и усугубление дезадаптации и психосоматических заболеваний.

Кроме неадаптивных механизмов психологической защиты есть другие механизмы снижения чувства тревоги – копинг-механизмы(механизмы совладания).

Механизмы совладания (копинг-механизмы, от англ. coping — совладание) определяют успешность или неуспешность адаптации человека в стрессовых ситуациях. Р. Лазарус определял копинг-механизмы как стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуациях психологической угрозы, в частности в условиях приспособления к болезни как угрозе (в разной мере, в зависимости от вида и тяжести заболевания) физическому, личностному и социальному благополучию.

Существуют различные классификации копинг-стратегий. В некоторых теориях копинг-поведения выделяют следующие базисные стратегии:

1. Разрешение проблем;

2. Поиск социальной поддержки;

Конфликтологи выделяют три плоскости, в которых происходит реализация копинг-стратегий поведения: поведенческая сфера; когнитивная сфера; эмоциональная сфера. Виды копинг-стратегий поведения разделяются и с учетом степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные, неадаптивные.

Дом. задание к практич. занятию по этой теме: Классификация механизмов психологической защиты и Копинг-механизмов (стратегий совладания).

Психогении возникают, когда происходит срыв механизмов психологической защиты или развиваются патологические формы психологической защиты.

Термин “психогенные заболевания” (психогении) был впервые предложен в 1894 году немецким психиатром и психологом Куртом Зоммером (1865-1947) при описании психической эпидемии судорог, возникшей среди школьников. Позднее психогениями (от греч. psyche — душа и gemao — порождаю) стали обозначать все те психические расстройства, которые возникали под влиянием психической

травмы. В результате психической травматизации у человека могут возникать нервно-психические расстройства непсихотического (неврозы) и психотического (реактивные психозы) типов.

Реактивные психозы — развиваются чаще всего после шоковых, сверхсильных психических травм. Последние отличаются большой силой и внезапностью действия (обстановка стихийных действий, внезапные нападения с угрозой для жизни и т.п.). Ввиду непосредственного воздействия на инстинктивную и низшую аффективную сферы человека сами эти воздействия не осознаются им в

полной мере, а в силу быстроты действия не вызывают сознательной интрапсихической переработки их содержания и значения. Поэтому такие психические травмы обычно приводят к реактивным психозам типа аффективно–шоковых реакций (с психомоторным возбуждением или обездвиженностью), а

также иным реактивным психозам с более сложными психопатологическими картинами — истерическим, бредовым и депрессивным психозам.

Основными клиническими критериями реактивного психоза являются отсутствие достаточной внутренней переработки ситуации, что сопровождается отсутствием переживания психопатологических расстройств как личностно чуждых и болезненных, для клиники болезни характерна “реактивная триада” симптомов К. Ясперса:

  1. Реактивное состояние возникает вслед за психической травмой.
  2. Содержание психической травмы находит отражение в симптомах болезни, и между ними существуют психологически понятные связи.
  3. При устранении психической травматизации наступает улучшение и выздоровление больного.

Неврозы — как психогенное, функциональное, личностное расстройство, которое проявляется преимущественно эмоциональными нарушениями, нарушениями поведения и нарушениями нейровегетативной регуляции внутренних органов.

Психические травмы, лежащие в их основе, обычно не отличаются такой остротой и интенсивностью как при реактивных психозах. Сама психотравмирующая ситуация при неврозах оказывает патогенное влияние лишь при наличии определенных особенностей личности, придающих значимость и гиперактуализацию неблагоприятного воздействия.

При этом важнейшим элементом неадекватного личностного реагирования (с комплексом расстройств невротического уровня) на патогенные события являются особенности функционирования системы “психологической защиты”.

В отличие от реактивных психозов, при неврозах имеется личностная переработка психотравмы, она болезненно переживается и проявляется комплексом преимущественно эмоционально–поведенческих и соматовегетативных расстройств. При неврозах происходит “срыв” личности в ее отношениях с окружающими и человек обычно стремится к преодолению и компенсации

Многие больные неврозами имеют отклонения в характере типа усиления отдельных его черт (акцентуация). Соматическое неблагополучие, органическая неполноценность центральной нервной системы, хроническое переутомление также облегчают возникновение невротического состояния.

На фоне взаимодействия психической травмы и особенностей структуры личности формируется ключевое звено патогенеза неврозов — интрапсихический невротический конфликт (внутриличностный конфликт).

Внутриличностный конфликт — трудно разрешимое противоречие, вызванное столкновением между примерно равными по силе, но противоположно направленными интересами, потребностями, влечениями и т. п. внутриличностное противоречие, воспринимаемое и эмоционально переживаемое человеком как значимая для него психологическая проблема, требующая своего разрешения и вызывающая внутреннюю работу сознания, направленную на его преодоление.

Внутриличностные конфликты можно четко классифицировать. В основе будут лежать различия структур внутреннего мира человека, вступающих в конфликт.

Внутренний мир человека включает: мотивы, ценности, самооценку.

Мотивы — «хочу» (потребности, интересы, желания),

Типология невротических конфликтов была предложена В.Н. Мясищевым:

Истерический — характеризуется завышенными претензиями личности в сочетании с недооценкой объективных условий или требований окружающих. Бессознательное неразрешимое противоречие между уровнем притязаний и возможностями (“я хочу, хотя и не имею права…хотя и не должен этого..”);

Обессивно-психастенический — характеризуется противоречивыми собственными потребностями, борьбой между желанием и долгом, между моральными принципами и личным поведением. Невозможность сделать выбор между влечениями и нормативными представлениями (между «должен» и «хочу», “я хочу, но не могу решиться…”).

Неврастенический — характеризуется противоречием между возможностями личности и ее завышенными требованиями к себе. Завышенные требования к себе, превышающее возможности личности (“я хочу/я должен, но у меня не хватает сил…”).

Основные симптомы неврозов делятся на психические и соматические.

  • Эмоциональное напряжение, часто проявляющееся в виде возникающих без видимых причин навязчивых мыслей и навязчивых действий..
  • Острая реакция и неготовность к стрессовым ситуациям. Если некоторые люди реагируют на это плаксивостью или агрессией, то при неврозе у человека появляется зацикленность и замкнутость. Постоянные переживания и тревоги без видимых на то причин. Возможно развитие фобий. Очень важно сразу же начать лечение неврозов, как только вы заметили такой симптом. Возможно, что в клинике неврозов вам предложат длительное лечение фобий и неврозов, но в нашем центре неврозов «Анитфобия», с использованием технологии «ЭМАТ», избавление от невроза, в большинстве случаев, происходит за 1-2 сеанса.
  • Быстрая утомляемость, хроническая усталость. В лечении неврозов также нуждаются люди с быстрой утомляемостью. О быстрой утомляемости можно утверждать, если вы только приступили к работе, а память уже начинает хуже функционировать, ухудшается внимание и мыслительные способности.
  • Экстра чувствительность к резким перепадам температуры, а также к яркому свету и очень громкому звуку.
  • Появление комплексов по поводу своего общения, низкая или слишком высокая самооценка.
  • Также в лечении неврозов нуждаются люди, которые страдают такими явлениями как неопределенность или противоречивость, люди которые совершенно неверно выставляют жизненные приоритеты, а также определяют свои предпочтения.
  • Легко изменчивое настроение, зависящее от пустяков. Сильная раздражительность.
  • Резкие боли в голове. Области живота, а также сердца. Лечение неврозов будет на пользу людям, которые заметили, что их мышцы и суставы начали сильно болеть без видимых на то причин. Частые мочеиспускания и дрожь в руках, также могут являться первыми симптомами невроза.
  • Быстрая утомляемость при малом объеме работ. Резкое или постепенное снижение работоспособности, вызванное сонливостью и потемнением в глазах.
  • Появление ВСД (вегето-сосудистая дистония), частые головокружения, а также потемнения в глазах, которые способствуют дезориентации.
  • Появление потливости в острых формах, а также снижение потенции и обострение простатита.
  • В некоторых случаях невроз проявляется в нарушении вестибулярного аппарата, т.е. появляются головокружения с элементами резкого потемнения в глазах.
  • Любая форма нарушения аппетита (чрезмерное употребление или недоедание пищи, а также быстрая насыщаемость организма).
  • Любая форма нарушения сна, будь то бессонница или быстрый уход в глубокий сон. Сон без глубокой стадии, поверхностный сон, сопровождающийся быстрым просыпанием. Появление чувства недосыпа или кошмарные сновидения.
  • Сильные эмоциональные травмы, вызванные переживанием за собственное здоровье.
  • Возникновение приступов обжорства психогенного характера.

Таким образом, невроз — это следствие неразрешимого внутриличностного

Дата добавления: 2015-09-03 | Просмотры: 463 | Нарушение авторских прав

Использованные источники: medlec.org

Похожие статьи